Гена Копылов, вместо некролога

Автор: Реут Д.В.
Просмотров: 6914

Предпоследний раз я виделся с Геной в начале лета. Мы пересеклись на Чистых прудах, после семинара, который он проводил с какой-то организацией. Гена был доволен проведенным семинаром и всем миром. Это был совершенно счастливый человек. Я даже подумал, что таких счастливых людей вообще раньше не видел.

Потом вдруг я получил рассылку от Юли Грязновой с просьбой к тем, кто может, заказать в Храме Сорокоуст о здравии раба Божия Геннадия.

Это было как гром с ясного неба. Кинулся узнавать – оказалось, приговор подписан.

21 июля мы со Славой Марачей поехали в Обнинск, где он находился после операции, которая только подтвердила диагноз - рак.

Состоялся вполне деловой разговор о будущем журнала. Мы сидели на кухне, потом Гене пришлось лечь. Он полностью осознавал ситуацию, и спокойно, без суеты делал все, что в его положении можно было сделать.

Через несколько дней ему резко стало плохо, пришлось лечь в больницу, и 12 августа его не стало.

*     *     *

С уходом Гены прекращается прежний "Кентавр", то есть прекращает существование в прежнем виде методологическая пресса. Требуется какое-то время, чтобы это осознать. Хотя в издании "ММК в лицах" Гена скромно самоопределялся как "работник методологической инфраструктуры", его вклад в Методологическое Движение трудно переоценить. Пятнадцать лет он собирал "из ничего" номер альманаха за номером, и познакомиться с тем, "ЧТО, ГДЕ, КОГДА?" методологи могли (плюс к своим устным каналам) по этому изданию. Теперь кругозор каждого участника Движения сузился. Движение стало слабее. И это – прискорбный ФАКТ. Что мы можем сделать в память о Гене Копылове? Сделать, чтобы хоть частично восполнить потерю?

За неделю до смерти Гена написал обращение к читателям журнала, которое мы сейчас можем воспринимать как его завещание.


Открытое письмо главного редактора альманаха "Кентавр" и сайта "Методология в России" Г.Копылова

Уважаемые коллеги!

Дорогие друзья!

Изменившиеся жизненные обстоятельства властно потребовали от меня того, что, вообще говоря, нужно было бы сделать еще пару лет назад: проанализировать ситуацию с альманахом "Кентавр". Сегодня мне понятно, что в прежнем виде я его делать не могу, а значит, есть удобный случай подумать над возможным переформатированием этого почтенного (15 лет) издания.

Некоторые пункты очевидны уже сегодня.

Главный из них – и это не подлежит обсуждению – отныне "Кентавр" становится полностью сетевым изданием. Физические затраты на даже такую минимальную полиграфию и на последующее распространение непомерны. Желающие могут распечатывать и переплетать тексты, которые будут появляться на прежнем месте – по адресу www.circle.ru/kentavr/.

Но вот все остальное требует обсуждения. Нужен ли "общеметодологический журнал" сегодня и в каком виде – вот в чем вопрос.

То, что я понимаю по этому поводу, я изложу ниже, а далее задам вопросы читателям.

Замысел "Кентавра" был и есть следующий: представить методологическое в его актуальном существовании. То, как методология проявляется в текущих работах нескольких "групп прорыва" и отдельных методологов. Все остальное было лишь приложением к этой основной задаче.

При этом у меня было и есть свое понимание методологического, не могу сказать, что оно сильно артикулированное, но оказавшееся вполне достаточным для сборки по 2-3 раза в год номера журнала. Любопытно, что каждый номер собирался "как бы из ничего" - мне предлагали статьи, я сам, узнав о неких интересных работах, интервьюировал их участников, а в результате в каждом номере возникал некоторый контрапункт методологического содержания, некоторая заочная перекличка.

Теперь я, кажется, понимаю, в чем дело. Любая работающая группа, даже если она изначально пользуется методологическими принципами, имеет сегодня совсем немного времени для рефлексии собственного движения и осознания того нового для методологии (если оно есть), которое они нащупывают в собственной работе. Мои вопросы для журнала вызывали нечто вроде принудительной рефлексии – тем самым начинало выполняться одно из главных методологических требований: рефлексия и фиксация методологических принципов собственной работы. Следовательно, "передний край методологического"  задавался самим фактом существования журнала (и таким стилем его работы).

Так "Кентавр" создавал одну из реальностей существования методологии.

Теперь можно задать первый вопрос. Сегодня я убежден, что те группы и персонажи, на которых, как я привык считать, живет нечто методологическое, уже сместились. Да и формы существования (актуализации, реализации) методологии сегодня уже сильно поменялись. Конечно, никуда не делись группы Ю.Громыко и С.Попова, активно работает в Тольятти и Киеве А.Зинченко, а на регулярных семинарах по обсуждению Чтений или издательской политике собираются "корифеи и аксакалы", но есть и то, что я совсем не отслеживаю.

Ну например, очень интересная работа, которая ведется в Минпромэнерго по выстраиванию системы PR-сопровождения деятельности министерства, по созданию экспертного пула – в ней явно есть методологическая составляющая. Но в чем она, какую новую форму (семинары, игры, стратегические центры…) жизни методологии эта работа может задать – я совершенно не знаю.

Все то же можно сказать относительно работы в АНХ, где около 30 выпускников в основном Тольятти выполняют целый комплекс работ по обеспечению образовательной реформы и по новым образовательным проектам.

Аналогично – то, что инициирует П.Щедровицкий в процессе реформирования атомного комплекса России. В этом огромном комплексе работ также по-новому живет методология – но как? Как живет и как это отследить?

Что-то очень интересное происходит с региональным программированием у "Роэл Консалтинг", где работает В.Марача, что-то – в общественном совете при министерстве регионального развития, что-то – в Единой России, что-то – в Лектории, и так далее – я здесь не ставлю целью назвать всех. А ведь есть еще и "провинция".

Цель моя – показать, что ставший уже стандартным охват тем и "признаков" методологического сегодня уже неадекватен. При этом, опять-таки, по жизненным обстоятельствам, мне совершить необходимую сдвижку не под силам.

Требуется некоторое объективизированное понимание "методологического XXI века" и некоторая технологизация его "вылавливания и фиксации".

Теперь второй вопрос – требуется ли? Интересны ли эти "группы прорыва" друг другу? Идентифицируют ли они себя с методологическим – или же каждый занимается некоторым интересным социокультурным проектом, но к методологии не имеющим отношения (только благодаря происхождению)? Это – ключевой вопрос: если эти новые формы не опознают (и не пожелают опознать) друг в друге методологическое, то весь проект с 55-летней историей может считаться проваленным. Потому что тогда не помогут ни тщательный анализ достижений, ни выверенная издательская политика – останется лишь надежда на какое-то следующее поколение, которое сможет что-то из этого взять и потащить в нужных для себя формах.

Но ведь это "взять и потащить" происходит и сейчас! Но нужно ли кому-либо понимание того, как сегодня живет методология как некоторая рефлексивное и идентифицирующее себя понимание того, что происходит в разных сферах? Интересно ли это кому-нибудь – и самое главное, друг другу?

(Самый характерный пример – рецензии. Сейчас выходит в год более 10 книг по методологической тематике (в основном издают их Фонд Развития, Ю.Громыко и А.Зинченко). Но ни одной рецензии, ни одного комментария в "Кентавр" не поступает. Читает ли их кто-нибудь? А если читает – то может ли как-то высказаться по прочитанному?)

Третий вопрос: и кто те люди, которые читают новые издания и работают в проектах - кто сейчас тот, кто в той или иной форме "тянет" методологию? На кого должен быть рассчитан журнал – на новичков, на старых участников проекта, или на активных молодых людей, ищущих "отмычку" к жизненному успеху и усилению себя?

Наконец, четвертая группа вопросов – форма. "Кентавр" был всегда журналом для серьезного чтения. Статьи, интервью, архивные материалы, дискуссии, рецензии – вот его жанры. Этого сейчас явно недостаточно. Они слишком серьезны и монологичны, малосовременны. Да и сам вопрос о форме методологического текста вообще не поставлен – я пользовался привычными жанрами. Каковы должны быть жанры и формы сетевого издания для поддержания интереса к методологии?

Коллеги! Эти четыре группы вопросов представляются мне решающими для дальнейшего существования "Кентавра" (да и сайта тоже). Приглашаю всех заинтересованных высказаться по этому поводу.

При этом прошу иметь в виду: самыми ценными будут тезисы, подкрепленные желанием их реализовать.

05/08/2006



"Кентавр" на распутье

Результаты размышлений над "Открытым письма" Г.Копылова от 5 августа, над разговором с Г.Копыловым, Ю.Грязновой и В. Марачей 21 июля в Обнинске и результатами давнего сотрудничества с журналом (первая публикация – в №1 за 1991 г.)

Преамбула

Уход из жизни Г.Копылова и вызванная этим невозможность существования методологического альманаха в прежнем формате заставляет задуматься не только над прошлым и будущим местом "Кентавра" в методологии, но и над местом методологии в социуме.

Методология в аспекте централизации/децентрализации

Рабочая гипотеза: распространяющееся имплицитное представление о методологии как о сфере профессиональной деятельности в ряду других известных сфер деятельности есть заблуждение. Кто-то уже заметил - методология возникла и развивалась как личный проект, оформившийся в "группу прорыва" и переросший в слабо связанную совокупность личных проектов ("групп прорыва"). Достаточно вспомнить историю создания ММК, "выпихивание" Г.П.Щедровицким своих учеников в самостоятельное плавание и последующие траектории его участников. Характерна и байка о молодом человеке, захотевшем стать методологом и получившем от ГП ответ, что он опоздал, что методолог в этой стране уже есть, и этот методолог – сам ГП.

Итак, для методологии характерны сильная централизация (приближающаяся к "тоталитаризму") внутри личных проектов и слабая связь между ними (децентрализация, приближающаяся к взаимному безразличию).

Мимикрию под сферу профессиональной деятельности методологии обеспечивали:

1) существовавшие периодические издания "Кентавр", "Вопросы методологии",

2) проводившиеся в прошлом Всесоюзные Конгрессы,

3) предисловия к считанным единицам вышедших книг.

Сегодня большинства из этих скреп уже нет. Все они были функциональны дважды: и в роли инструментов, и в роли символов. Символы культуры служат, как известно, ориентирами самоидентификации. В том числе, и для методологов. Функция принудительной рефлексии, вменявшаяся журналом своим авторам, отныне также перестает осуществляться, что еще более затрудняет методологическую самоидентификацию.

Итак, объективно происходящие процессы отдаляют методологию по ряду признаков от наличных профессиональных сфер деятельности. Их взаимодействие с частными методологическими проектами может быть в лучшем случае эпизодическим. Методология оказывается своего рода "НЛО", с которым социум не умеет коммуницироваить, не говоря о деятельностной кооперации.

Последовательность: 1) мыслитель, говорящий от имени "севшего на него Мышления"; 2) руководитель методологического кружка; 3) руководитель ОДИ – есть экспансия централизованного личного проекта. Заявляемый в последнее время бренд "методологической корпорации" мог бы трактоваться двояко: или как очередной пункт приведенной последовательности, или – как смена курса, поворот к децентрализации, состоящий в переходе к партнерской работе методологов между собой. Однако, проявления этого внутреннего партнерства пока слабы, если они вообще есть.

Автономные периодические издания "Кентавр" и "Вопросы методологии" частично уравновешивали централизацию.

Централизация как характерная черта способа существования методологии фундируется тем, что из различаемых ныне видов деятельности для методолога в наибольшей степени характеры креативная и программно-проектная деятельность. Для методолога, как ни для кого другого актуален девиз Брна Црнчевича: "Новых путей не стоит искать, их надо прокладывать". Когнитивная деятельность (включающая чтение периодики, да и классики) в принципе не характерна для избранника общей методологии. Специфика деятельности "приподнимает" его над окружающей реальностью, делает "дальнозорким", открывает его взору общую перспективу истории развития мышления, единицами которой являются школы и эпохи, культуры и цивилизации. С такой организацией мышления трудно читать текущую периодику. Да и зачем? Кто видел Георгия Петровича читающим "Кентавр"?

Поэтому самоопределение редактора журнала как "работника методологической инфраструктуры"[1] требует доопределения его личного проекта. Ему следует или обладать очень долгим терпением, дожидаясь откликов корифеев, или вообще ориентироваться на неофитов методологии, включающихся в чьи-то личные проекты. Ждать интерактивности от них также не приходится. Интеллектуальный порог входа в методологию весьма высок и, как известно, не преодолевается традиционным самообразованием. Первые годы участия в ММК новичку предписывалось помалкивать, расшифровывая магнитофонные записи и – рефлектировать, рефлектировать, рефлектировать.

Как показывает всеобщая, военная история и история методологического движения, прорыв не может быть постоянной формой ни чьего существования. Он выдыхается (хотя бы по мере естественной убыли "рейнжеров") или должен дополняться воспроизводством субъекта и закреплением завоеванных им позиций.

Здесь мы позволим себе разделить участников методологического движения на две части. Тем из них, которые умеют только прорываться и/или считают, что "нарытого" багажа на их век хватит, читать дальнейшее неинтересно.

Остальным предлагается проект трансформации "Кентавра", который возможен только как ключевой пункт программы превращения методологии в самостоятельную сферу профессиональной деятельности. "Перспективно считать, что методологии еще нет – то, чем она будет (и даже какое она получит название в дальнейшем) зависит от ее продолжений"[2].



Сумма методологии

Проектное предложение в тезисах

  1. Заявленная Г.Копыловым установка на развитие форм "представления методологического в его актуальном существовании" или "объективизированного понимания "методологического XXI века" важна и должна осуществляться, но ее самой по себе недостаточно. В этой установке не артикулирован ответ на вопрос – ЗАЧЕМ? Без весомого ответа издание журнала становится своего рода интеллектуальной ботаникой. Ответ дает миссия предлагаемого ниже проекта: формирование информационной основы превращения методологии в полноправную и самостоятельную сферу профессиональной деятельности. Альтернативой является исчезающее естественным путем землячество "последних могикан", членам которого дороги воспоминания "…о битвах, где вместе рубились они…", а не живая работа друг друга. Новый "Кентавр" нужен, чтобы формировать новую методологическую реальность, в которой он является одним из "системообразующих факторов", или – он не нужен вообще. Согласно вышесказанному, это – очередной личный проект. Но личный характер носит только его инициация. В отличие от ряда других, это – проект сотрудничества, проект полевой. Он направлен на создание и поддержание новой социальной реальности.
  2. Переход "Кентавра" с бумаги в Интернет берется за основу, поскольку это прибавляет оперативности и поскольку активные 5% социума уже там.
  3. Для реализации предложенной миссии сайт "Методология в России" должен функционировать не как рядовой методологический сайт (портал) в ряду подобных, а – как метаресурс. Он становится он-лайновой, непрерывно пополняемой базой данных методологических материалов, фактически отражающей актуальное состояние методологии – МЕТОДОЛОГИИ, т.е. заявленной информационной основой методологии как самостоятельной области практики. Систематизированный и оперативно пополняемый корпус текстов есть отработанный в культуре стандартный интерфейс взаимодействия институционализированных областей практики. Без такого интерфейса в структурированном социуме не удается избежать отношения к методологии как к экзотической необязательной приправе отраслевых "блюд".
  4. К сотрудничеству приглашаются все известные действующие лица Методологического Движения. Функция сайта (портала) "Методология в России" - давать ссылки на значительные работы, оперативно классифицировать, систематизировать, реферировать и комментировать их ("в реальном времени"). В рыночном мире, нацеленном на экономический результат, каталогизация и даже некоторая унификация приемов и средств методологии неизбежна. Если этого не сделают сами методологи, это сделают за них какие-нибудь западные менеджеры, "переоткрывшие" мыследеятельность, либо археологи мысли.
  5. Сами же материалы прикладной методологии (имеющие методологическую составляющую) изначально размещаются авторами преимущественно на сайтах, в журналах и трудах конференций отраслевой и предметной ориентации (Там у этих материалов будет больше читателей. Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе.). Материалы по общей методологии могут размещаться на самом метаресурсе. Они имеют юридический статус электронной публикации с выдачей автору каждой статьи соответствующего сертификата общероссийского образца.
  6. Для удобства "внешнего" сотрудничества материалы в базе соотносятся с существующими классифиакторами (типа УДК) и, возможно, с некоторым новым классификатором, разработанным в деятельностной парадигме. Кстати, такой классификатор стал бы мощной экспансией методологического в культуру.
  7. Новый "Кентавр" не ограничивается сухой библиографией. Ежедневно публикуется обзор текущих методологических электронных и бумажных публикаций, подготавливаемый в реальном времени дежурным сайт-жокеем (cite jockey, CJ – "си ждеем"[3]). Он же - дежурный модератор форума "Методология в России". Для исключения опасности односторонности освещения ситуации СJ является сменным, дежурит не чаще одного раза в неделю. Команда "си джеев" включает порядка 10-20 человек (считая "стажеров"). "Си джеи" образуют семинар, возможно, совмещенный с Лекторием. Возможна специализация: стратег, креативщик, комментатор, проектировщик, Ме* программист, исполнительный директор и т.д. Здесь формируется стратегия, обсуждается "технологизация вылавливания и фиксации методологического", завязываются частные проекты. Совету СJ предстоит разработать, артикулировать и предложить Методологическому Сообществу заявленную в преамбуле программу превращения методологии в самостоятельную сферу профессиональной деятельности.
  8. Дежурство СJ оплачивается достойно, поскольку это – высококвалифицированная интеллектуальная работа, формирующая сферу методологической деятельности.
  9. Язык "электронной журналистики" существенно отличен от языка "бумажной". Видимо, Интернет-текст должен быть мельче "гранулирован": "квант" информации не превышает 16-18 строк, умещающихся на экране. Приветствуется тезисное изложение материала.
  10. Перечисленные Г.Копыловым в его Обращении и иные "очаги методологического" приглашаются к очному или электронному сотрудничеству с "Советом CJ". В первую очередь важны контакты с образовательными методологическими структурами. Те, кто не найдет для этого времени и энергии, рискуют выпасть с общей карты.
  11. Институция Ме* будет более устойчивой, способной к воспроизводству и развитию, если она проявится во всех доступных областях информационного пространства: в Интернете (сайт, портал), в мире периодики (хотя бы раз в год) и "в реале" - семинар (Лекторий).
  12. Бумажное издание все же предполагается продолжить, превратив его в ежегодник. В него будет включаться материал, набравший наибольший рейтинг в Совете "си джеев" и в электронном голосовании Интернет-читателей. Бросать наработанную за 15 лет позицию в информационном пространстве – недопустимо. Это скажет любой консультант по организационному развитию. "Кентавр" - заслуженный бренд и символ. Теперь он становится информационной основой превращения методологии в полноправную и самостоятельную сферу профессиональной деятельности[4] и инструментом взаимодействия с другими сферами.

Дм. Реут, обозреватель "Кентавра",
координатор Московского сегмента сети консультантов по организационному развитию


20 августа 2006


[1] Копылов Геннадий Герценович. ММК в лицах. Сост. М.С.Хромченко – М.: Фонд "Институт развития им. Г.П.Щедровицкого", 2006. – с.310.

[2] Там же, с.312.

[3] Новая профессия

[4] Сфера эта специфична прежде всего тем, что ориентирована на процесс, а не на результат.