Стратегический горизонт инновационного развития страны

Автор: Реут Д.В.
Просмотров: 4285

Мы собрались здесь для обсуждения представленного экспертному сообществу Министерством экономического развития проекта "Инновационная Россия – 2020". Присутствующие имели возможность ознакомиться с ним в Интернете.

По общему мнению, он требует ряда уточнений.

Первое из предлагаемых уточнений касается временного горизонта инновационного развития страны.

Мы полагаем, что временной горизонт стратегии коллективного субъекта не может задаваться произвольно. Его протяженность диктуется характером процессов, конституирующих существование коллективного субъекта.

Если бы мы занимались стратегией хлебопекарни, утром закупающей муку, а к вечеру распродающей булочки, то было бы "странно" выбирать протяженность стратегического горизонта полчаса или 3/4 дня. Очевидно, стратегический горизонт должен включать как минимум один полный производственный цикл. Это позволяет оценивать достигаемые результаты и вносить корректировки в текущую деятельность.

Какой же процесс задает существование коллективного субъекта масштаба страны?

Теория управления показывает, что субъект масштаба страны качественно отличается от мануфактуры[1]. Страна не есть простая сумма своих промышленных предприятий. Различение управляемых систем по фактору масштаба является основой инноватизации управления.

Другое необходимое нам различение является социокультурным. В XVIII веке французские энциклопедисты, провозгласив liberté, égalité, fraternité, инициировали масштабный социальный эксперимент, породивший сообщество стран современной европейской культуры на фоне стран, сохранивших традиционный семейный уклад.

Для всех стран конституирующим процессом является прокреация или воспроизводство населения. Но в европейском (в широком смысле) мире и в мире традиционной культуры эти процессы протекают по-разному. Данное утверждение становится очевидным на новом этапе мирового развития, начавшемся в 1980-х годах. Демографическая статистика показывает, что с этого времени коэффициент рождаемости в развитых странах Европы, США, России стабильно держится ниже 2,15 ребенка на одну женщину[2]. Фундаментальная константа 2,15 соответствует простому воспроизводству коренного населения. Окружающие Европу страны традиционных культур и проживающие в Европе представители народов традиционных культур имеют коэффициент рождаемости значительно выше указанного порогового значения. В связи с этим развитые страны Европы, США, Россия перестают быть субъектами истории. Дни их существования на исторической арене ограничены Косовским сценарием.

Рубеж 2,15 является качественным. Используя физическую аналогию, можно сказать, что он отделяет системы с подкачкой энергии от более или менее "убедительных" моделей "вечных" двигателей. Косметические усовершенствования "вечного" двигателя бесперспективны. Не важно – какая модель "вечного двигателя" выглядит чуть-чуть лучше – немецкая, американская или российская. Важно, что все они останавливаются.

Отмеченное различие в коэффициенте рождаемости для европейских стран и стран традиционной культуры объясняется особенностями положения семьи в структуре общества и может стать предметом социального дизайна.

Теория демографического перехода (от расширенного воспроизводства населения с простому или суженному)[3], внося в умы неуместное успокоение, замалчивает ту очевидную перспективу, что для стран традиционной культуры этот переход произойдет уже после вымирания сохраняющих пассивную позицию европейцев.

Социокультурные основания разворачивающегося сценария исследованы[4] и состоят в том, что идеология французских энциклопедистов XVIII века породила эмансипацию, которая заменила "домашнее рабство" женщины европейской культуры на "более " но не менее жесткие формы ее включенности в общественное производство. Этим прокреационный потенциал был экстрагирован из семьи, перемещен на государственный уровень, обобществлен и использован, в конце концов, на государственное строительство и форсаж прогресса. Взамен государство подарило населению систему социального обеспечения. Но замена оказалась неравноценной, о чем свидетельствует демографическая статистика.

Под прокреационным потенциалом понимается время женщины, в традиционной культуре посвящаемое семье, а также материальная обеспеченность семьи и вменяемые женщине социумом стереотипы поведения. В традиционной культуре семью в одиночку содержит мужчина, женщина занимается детьми и семейным очагом; эта традиция освящена веками.

Структурный инвариант прокреационной состоятельности коллективного субъекта заключается в том, что центр прокреационной ответственности и все необходимые для исполнения прокреационной функции ресурсы (включая социально-экономические и социокультурные) расположены на уровне семьи. В этом случае коллективный субъект получает прокреационную ренту, состоящую в расширенном воспроизводстве населения без дополнительных забот с его стороны. Она позволяет ему претендовать на статус субъекта истории, т.е. длить свое существование на исторической арене без ограничений во времени. Эксперимент французских энциклопедистов лишил Европу этой институциональной основы существования. Теперь европейский мир, в отличие от традиционного, может оставаться субъектом истории только за счет точно рассчитываемой динамичной стратегии.

Стратегия – идеальное представление пути перехода между качественно различными состояниями некоторого "коллективного субъекта" (говоря шире – человеческой общности). Сегодня нам предстоит строить стратегию перехода от прокреационно несостоятельной страны к прокреационно состоятельной, стратегию возвращения страны в эволюционный коридор.

На Западе указанная проблема не афишируется. Поэтому при сложившейся практике ориентации на западные эталоны как на истину в последней инстанции важнейший тренд европейского (и мирового) развития выпадает из поля зрения стратегов. А между тем в нашей стране сейчас вступающие в детородный период группы коренного населения замещают себя потомством лишь на 60%. Публикуемые сведения о "росте рождаемости" объясняются всего лишь различием в численности этих родительских групп от года к году.

Важнейшей составляющей инноватизации государства должна стать его переориентация на обеспечение воспроизводства населения. Коммерционализация здравоохранения, дошкольного воспитания, образования – самоубийственны, поскольку являются экономическими тормозами и без того не обеспечиваемого воспроизводства.

Произошла смена параметров порядка мирового развития. Вместо экономических показателей ими становятся рождаемость коренного населения и миграция. Экономика Адама Смита – Карла Маркса более не объясняет мировой динамики и не указывает путей выхода из череды кризисов. Социокультурный анализ механизма воспроизводства населения показывает: нет причин надеяться, что демографический кризис рассосется "сам собой"[5]. Жизненный потенциал европейской цивилизации в ее существующем виде исчерпан. Практически ни одной развитой стране мира не удалось конвертировать накопленные богатства в демографическую состоятельность. Даже преодолев отставание от европейских стандартов по всем показателям, Россия не оторвется от палубы "тонущего Титаника".

Концептуальный ключ к выходу из ситуации лежит в представлениях предшественника А. Смита – французского экономиста Ф. Кенэ. Основное различие между работами Кенэ и Смита принято видеть в том, что первый исследовал аграрную экономику, а второй – мануфактурную, исторически более прогрессивную.

Но более существенная и доселе неоцененная разница между ними состоит в смене субъекта изучаемой деятельности. Если Кенэ строил теорию и экономическую стратегию для хозяйствующего государства, то Смит – всего лишь для хозяина мануфактуры. В силу этого в поле зрения Смита и его последователей не попал процесс прокреации – воспроизводства населения страны. Кенэ, напротив, полагал основным богатством страны как раз ее население и обсуждал процессы воспроизводства.

Отмечен ряд попыток возврата к "корневой" семье. Но повернуть историю вспять не удавалось никому. Человек непрерывно оискусствляет свои жизненные условия. Поэтому реальным представляется путь усовершенствования (инноватизации) системы государственного управления, направленного на рациональное использование прокреационного потенциала страны с целью вернуть значение коэффициента рождаемости в область расширенного воспроизводства коренного населения.

Современным развитием идей Кенэ является теория прокреационного капитала и прокреационной ренты[6], являющаяся обобщением теории человеческого капитала. Хозяином прокреационного капитала может быть только субъект масштаба государства. Период обращения этого капитала определяется возрастом вступления человека в трудовую деятельность (20-25 лет), что и дает оценку нижней границы временного горизонта разработчика стратегии государственного масштаба.

Данное утверждение является основным фундаментальным стратегическим концептом настоящего доклада.

Соответственно целесообразно увеличить сроки полномочий и ответственности государственных чиновников сферы экономики и здравоохранения всех уровней. Сегодняшнее положение "временщика" делает чиновника абсолютно безответственным в вопросах инвестиций в прокреационный капитал, которые дают результат после окончания срока его профессиональной карьеры.

В связи со сказанным основой инноватизации страны должна стать инноватизация управления, ставящая в центр внимания инновационного человека, который переосмысливается как двухфокусная категория[7], включающая фокус единичной ипостаси человека и фокус множественной ипостаси человека. Эти фокусы охвачены петлей взаимно обуславливающей связи, определяющей способы их взаимного употребления.

Существование единичной ипостаси человека невозможно вне общества, а множественная ипостась человека существует как сложная совокупность индивидуальностей. Количественная мера точности балансировки единичного и множественного, мера четкости постоянного прохождения "игольного ушка" баланса есть коэффициент рождаемости. Он и является базовым критерием успешности и, главное, важнейшим условием реализации стратегии инновационного развития страны.

Раздел "Инновационный человек" должен стать центральным разделом программы "СИР-2030" (или "СИР-2035"), остальные разделы должны выполнять по отношению к нему инструментальные функции контекстуализации ("восхождения от абстрактного к конкретному"), расшифровывая отдельные аспекты взаимного употребления единичной и множественной ипостасей человека.

Текущее состояние единичной ипостаси человека, именуемое здоровьем, определяется правильностью обмена веществ. Результирующая характеристика – продолжительность жизни.

Состояние множественной ипостаси человека, называемое по аналогии "общественным здоровьем", определяется процессом воспроизводства населения – функциональным аналогом метаболизма. Результирующая характеристика – суммарный коэффициент рождаемости.

Соответственно двухфокусной модели человека должно быть перестроено здравоохранение страны. Оно будет включать фокус индивидуального здравоохранения и фокус общественного (или прокреационного) здравоохранения. Первое будет, как и сегодня, заботиться о каждом конкретном человеке, о его успешности можно судить по продолжительности жизни. Задача второго – обеспечить состояние прокреационной среды, гарантирующей хотя бы простое воспроизводство коренного населения. Критерий его успешности – коэффициент рождаемости. Первое использует, в основном, средства ортодоксальной медицины, второе – средства социальной медицины и прокреационной экономики. Средства между ними распределяются исходя из условия максимизации коэффициента рождаемости. Таким образом, подраздел "Здравоохранение" – центральный в разделе "Инновационный человек".

Производство, сельское хозяйство, бизнес, инфраструктура и т.д. важны не сами по себе, существуют не ради достижения тех или иных контрольных показателей, а направлены на достижение тонкой грани баланса между индивидуальной и множественной ипостасями человека. Предполагается создание новых гуманитарных технологий, механизмов балансировки, изменение образа жизни, мысли и деятельности.

Не только России, но всему Европейскому миру предстоит перефокусировать свою социальную структуру на двухфокусной модели человека либо – в обозримом будущем Европейского мира не станет вообще.

5 февраля 2011 г.


[1] Реут Д.В. Целеполагание в крупномасштабных системах // Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2010): Материалы Четвертой международной конференции (4 - 6 октября 2010, г. Москва, Россия). Том I. М.: Учреждение Российской академии наук Институт управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2010. – С. 194 – 196.

[2] Ливи Баччи М. Демографическая история Европы. – Спб.: ALEXANDRIA, 2010. – 300 с.

[3] Капица С.П. Очерк теории роста человечества: демографическая революция и информационное общество. – М.: ЛЕНАРД, 2008. – 128 с.

[4] Реут Д.В. Прокреационно-деятельностный подход к построению концепции культуры // Фундаментальные проблемы культурологии : В 4 т. Том I: Теория культуры / отв. ред. Д. Л. Спивак. — СПб. : Алетейя, 2008. — С. 137 – 150.

[5] Реут Д.В. Код культурной идентичности как положение в социуме центра ответственности за исполнение прокреационной функции // Национальная идентичность России и демографический кризис. Материалы II Всеросс. научн. конф. (Москва, 15 ноября 2007 г.). – М.: Научный эксперт, 2008. – С. 419 – 428.

[6] Реут Д.В. Прокреационный капитал. [Электрон. ресурс]/ Российский экономический конгресс. Сборник докладов участников. - М., ИЭ РАН, 2009. - 1 CD-ROM. http://econorus.org/consp/files/14ts.doc.

[7] Морен Э. Метод. Природа природы. – М.: Прогресс-Традиция, 2005. – 464 с.