Постнеклассический консалтинг

Автор: Шохов А.C.
Просмотров: 8956

Классическая, неклассическая и постнеклассическая схемы рефлексии

Классический, неклассический и постнеклассический типы мировоззрения подразумевают использование исследователями различных типов рефлексии. В том числе это относится к классическому, неклассическому и постнеклассическому консалтингу.

Поэтому, прежде чем говорить о возможности или невозможности постнеклассического консалтинга, необходимо рассмотреть соответствующие разным мировоззрениям (и консалтинговым парадигмам) схемы рефлексии. Во всех схемах число рефлексивных уровней произвольно зафиксировано автором. Разумеется, в реальных интеллектуальных системах число рефлексивных уровней может существенно превышать число изображенных.




На схеме 1 мы видим исследователя, который имеющимися у него средствами исследует некий объект, и процесс исследования отражается в его рефлексирующем сознании. На нулевом уровне рефлексии мы видим в его сознании исследуемый объект, который теперь становится предметом исследования. На уровне рефлексии R мы видим субъекта, осознающего себя и предмет исследования как рядоположенные сущности. На уровне рефлексии R* мы видим, что субъект осознает себя осознающим себя и исследуемый предмет как рядоположенные сущности.

При этом средства исследования объекта не являются предметом исследовательского интереса субъекта. Не стоит, впрочем, полагать, что субъекта, живущего по канонам классического научного мировоззрения, совершенно не интересовали средства, которыми он исследует объекты окружающего мира. Эти средства, такие как формальная логика и математика, а затем и эксперимент, безусловно, интересовали субъектов. Однако, исследуемый объектный мир представлялся классическому сознанию сотворенным в соответствие с вечными, неизменными и гармоничными законами. Следовательно, познание могло идти любым, даже самым извилистым и непредсказуемым путем: от того, какими средствами исследовался мир, окончательная истина, к которой приходил исследователь, зависеть не могла.

Классическое сознание могло познавать окружающий мир многими способами, но конечная точка траектории познания всегда оставалась неизменной: приближение к абсолютным и незыблемым основам мира.

Осознание собственного сознания (факта собственного мышления) означало для классического сознания факт доказательства бытия мыслящего и осознающего не только в реальном, но и в идеальном мире (cogito ergo sum). А идеальный мир содержит базис мира материального в виде незыблемых законов и абсолютных истин. Так природа познающего мир сознания исследователя становилась в классической картине мира бесконечным приближением к бытию божественного сознания, сотворившего мир.

Гармония классического мира стала рушиться после начала активного использования в научном обиходе специальной теории относительности и квантовой механики. Выяснилось, что в зависимости от того, какими средствами мы познаем мир, мы получаем принципиально несводимые к общему знаменателю научные теории и картины мира. Выяснилось, что мир, вместо того, чтобы демонстрировать устойчивое однообразие абсолютных истин, лежащих в его основе, очень вариативен в своих проявлениях. Более того, выяснилось, что Вселенная, в которой мы живем, вовсе не так мала, как казалось людям, разделявшим классическое мировоззрение: более того, она оказалась безграничной и расширяющейся.

Теперь, чтобы получать надежные научные результаты, приходилось особенное внимание уделять тем средствам и способам, которые были использованы для задавания природе исследовательских вопросов. На смену линейным законам стали все чаще приходить нелинейные модели с большим числом взаимосвязанных друг с другом параметров. И научные теории утратили былую простоту и линейность, поскольку мало того, что мир вел себя принципиально различным образом в зависимости от того, какими средствами изучал его исследователь, так еще и результаты экспериментов и математических моделей, оказывается, можно было трактовать совершенно различным образом, зачастую формулируя при этом несводимые друг к другу системы утверждений о том, каков мир и каковы объекты, подвергшиеся изучению. Научное мировоззрение стало неклассическим.

Естественно, что схема рефлексии также обогатилась новыми существенными деталями (см. схему 2).

Теперь предмет исследования рассматривался исследователем только в связи с теми средствами, которые использовались для его изучения. На уровне рефлексии R субъект осознавал себя воздействующим на систему (средства + предмет исследования). Здесь, на R-уровне, оказывалось возможным спроектировать тот или иной эксперимент.

На уровне рефлексии R* субъект осознавал себя взаимодействующим с системой (исследователь+(средства+предмет)). Таким образом, на R*-уровне субъект мог генерировать новые теории и интерпретации экспериментальных данных.

Подчеркнем, что субъект в неклассической схеме рефлексии осознает себя самого как часть исследуемой системы, однако происходит это только в том смысле, что самого себя неклассический исследователь воспринимает как основную движущую силу исследовательского процесса, как автора экспериментов, гипотез, теорий и интерпретаций.

Неклассический исследователь не сомневается, что мир может быть понят, хотя для понимания мира, как оказалось, надо учесть намного больше различных факторов, чем это требовалось в эпоху торжества классического мировоззрения. Однако, неклассический исследователь уверен, что знания, полученные в разных отраслях науки, если и отражают какие-то общие характеристики и особенности познаваемого мира, то делают это настолько по-разному, что единую научную картину мира (подобную той, какая вырисовывалась в эпоху классического научного мировоззрения) построить невозможно. Неклассический исследователь верит, что разные описания мира, хотя и несводимы друг к другу, но дополняют друг друга, и что мир может быть описан целиком не на каком-то одном языке, а только через использование дополняющих друг друга языков.




Неклассическое мировоззрение начинает уступать место постнеклассическому, когда в научном мировоззрении завоевывают заметное место различного рода междисциплинарные подходы (системный анализ, синергетика, эволюционизм и т.п.), посредством которых оказывается возможным обнаружить сходное в принципиально различном. Для этого, правда, оказывается необходимым сосредоточить внимание исследователя не только на исследуемом объекте и средствах исследования, но и на принципах, целях и ценностях, разделяемых исследователем. Иными словами, постнеклассическая наука оказывается возможной только в том случае, когда исследователь не просто вопрошает природу, а настойчиво ищет в ней те общие закономерности и тенденции, в существовании которых он убежден по научным или совершенно вненаучным соображениям. Таким образом, в постнеклассической науке возникает возврат на новом уровне к единым базовым процессам и принципам, на которых зиждется исследуемый мир. Но, разумеется, современные базовые процессы и принципы, которые исследует постнеклассическая наука, отличаются от классических абсолютных законов также как размеры вселенной, которую изучали ученые-классики, отличаются от размеров вселенной, изучаемой постнеклассиками.

Постнеклассическая схема рефлексии отличается от неклассической рядом ключевых особенностей.



Схема постнеклассической рефлексии содержит кроме рефлексивных уровней еще один крайне важный элемент: центр сознания исследователя. Иными словами, постнеклассическая схема рефлексии отвечает на вопросы: "Где именно находится сознание рефлексирующего?", "Как именно строятся из центра сознания рефлексивные уровни?", "Каким образом сохраняется целостность сознания рефлексирующего? Что мешает ему распасться на число сознаний, равное числу рефлексивных уровней?". В постнеклассической схеме рефлексии исследователь осознает как его сознание выстраивает рефлексивные уровни, что происходит в центре сознания, и как центр его сознания исследует объект, расположенный во внешнем мире.

Таким образом, постнеклассическая схема рефлексии отражает норму осознания причины, по которой исследователь мыслит, принимает решения и действует именно так, а не иначе, норму осознания и постижения самой основы, в которой возникает рефлексивное мышление.


Классический, неклассический и постнеклассический консалтинг

Образцы текстов, которые могли бы послужить теоретической основой классического консалтинга, хорошо известны. Это, например, диалоги Платона "Государство" и "Законы", труды Аристотеля ("Политика") и Макиавелли ("Государь"). Суть классического консалтинга – это рекомендация следовать образцам, своего рода долженствование. В современном нам мире классический консалтинг продолжает существовать в виде консалтинговых фирм, которые уверены, что некоторые структуры управления (программыне продукты, должностные инструкции, схемы бизнес-процессов и т.д.) значительно эффективнее, нежели другие. Всюду в классическом консалтинге (как и в классической схеме рефлексии) мы видим субъекта и некий образец или образ действий, который считается оптимальным или предпочтительным.

Неклассический консалтинг – это рефлексивная игротехника во всем многообразии школ, подходов и методов. Основные признаки неклассического консалтинга:

  • относительность любых истин, авторитетов и образцов,
  • тщательное проектирование рефлексивных игр с учетом индивидуальных особенностей социальных систем (почти полное отсутствие типовых решений и методов), четкое проведение границ социальных систем, зачастую игнорирование окружающей среды консультируемых социальных систем,
  • богатство интерпретаций результатов социальных игровых взаимодействий,
  • тщательная гармонизирующая работа с разными, зачастую исключающими друг друга логиками, позициями и целями, ориентация на выстраивание системы взаимно дополняющих друг друга противоположностей (или различностей),
  • повышенное внимание к средствам и способам мышления (в том числе целеполагания, проектирования, принятия решения, анализа), к средствам и способам коммуникации (в том числе к средствам и способам социального управления), уверенность в том, что некоторые средства (инструменты) и способы (технологии) социального управления и мышления эффективнее, нежели другие. Из этого тезиса следует необходимость четкого набора норм и правил, которым должна соответствовать деловая или интеллектуальная коммуникация.

Постнеклассический консалтинг сегодня только формируется. Однако, уже сегодня на основе схемы 3 можно сказать, что консультант может считать себя представителем постнеклассического консалтинга только в том случае, если он осознает в каждый момент времени, почему он выбирает именно данные техники и инструменты, почему его мышление работает именно так, а не иначе, и почему его выводы именно таковы. Это и есть постнеклассический консалтинг: консалтинг из более глубокого рефлексивного состояния, чем то, которое всем нам хорошо знакомо по неклассическому консалтинговому опыту.

Постнеклассическая рефлексия дает консультанту шанс быть более безупречным в своих действиях, нормируя себя из новой рефлексивной позиции, изображенной на схеме номер 3.

Постнеклассический консультант осознает, куда именно и почему направлен его профессиональный взгляд, когда он исследует социальную систему, а также, что и почему в это же время происходит на разных рефлексивных уровнях его сознания. Постнеклассический консультант, осуществляя коммуникацию с консультируемой социальной системой, формирует (выращивает, конструирует) внутри собственного сознания интеллектуальную систему, способную решить задачи развития консультируемой социальной системы. Сознание постнеклассического консультанта – это сознание-трансформер (см. схему 4).



Как можно сформулировать отличительные признаки постнеклассического консалтинга?

  • Постнеклассический консультант осознает себя как многоуровневую рефлексирующую интеллектуальную систему с четко выраженным центром сознания, взаимодействующую с консультируемой социальной системой. Таким образом, если неклассический консультант работал с расслоением своего сознания и с возможностями рефлексивных отражений ментальных процессов, то для постнеклассического консультанта расслоненное рефлексирующее сознание – не более чем инструмент, конструируемый и управляемый из центра сознания. Именно центр сознания обеспечивает целостность и непротиворечивость функционирования и развития интеллектуальной системы "постнеклассический консультант". Из центра сознания направляются все рефлексивные и исследовательские процессы. Коммуникация консультанта с социальной системой подготавливается во внутренней коммуникации консультанта с центром собственного сознания.
  • Влияния, оказываемые социальной системой на консультанта, изменяют структуру интеллектуальной системы консультанта и могут менять принципы ее функционирования и развития (изменения). Аналогично и консультант влияет на социальную систему.
  • Постнеклассический консультант при исследовании социальной системы уделяет особое внимание социальной среде, в которой консультируемая система реализует свою деятельность. Постнеклассический консалтинг – это консалтинг для обеспечения эффективности консультируемой социальной системы в ее среде обитания (на рынке, в политике, в области научных разработок и интеллектуальных технологий и т.п.). Критерий эффективной работы постнеклассического консультанта – это успешность консультируемой социальной системы. Аналогично, взаимодействуя с консультируемой системой, постнеклассический консультант прокладывает собственную траекторию эволюционного развития в собственном социальном и профессиональном окружении.
  • Постнеклассический консультант – это постоянно совершенствующаяся и усложняющаяся в процессе исследования и коммуникации интеллектуальная система. Интеллектуальная система "постнеклассический консультант" инициирует процессы развития в социальных системах, порождая в коммуникации с субъектами, населяющими социальную систему, последовательность ситуационных контекстов, проявляющих потенциал системы и задающих траекторию эволюционного развития социальной системы.

Таким образом, коммуникация консультанта с консультируемой социальной системой в постнеклассическом консалтинге – это процесс взаимовлияния, взаимоформирования и взаиморазвития двух систем: интеллектуально-социальной (консультант) и социально-интеллектуальной (консультируемая система).

12 июня 2006