О совместном моделировании экономических, социальных, прокреационно-демографических процессов в крупномасштабной системе

Введение

Идея выделения раздела крупномасштабных систем в составе control science несомненно представляет собой важную точку роста последней. Необходимость учета масштабного фактора в выстраивании моделей управляемых систем можно проиллюстрировать картографическим примером. Область земной поверхности небольшого размера с достаточной для практики точностью представима в виде плоской карты. При увеличении отображаемой площади неизбежно возрастает методическая погрешность, что заставляет при вычерчивании карт различного масштаба и назначения выбирать тот или иной метод картографического проецирования, минимизирующий определенную составляющую погрешности. Аналогично, при моделировании хозяйственно-экономических и социальных систем различного масштаба, разработке стратегии и регламента управления ими требуется учет различного набора факторов, институтов и, соответственно, различный инструментарий.

Пространство существования человеконаселенных систем является продуктом многовекового развития цивилизации. Оно «устроено» гораздо сложнее физического пространства. Например – имеет ряд отчетливо выраженных дискретных уровней, соответствующих административному устройству; ведь действие институтов, определяющих его различные свойства, детерминировано административными, этническими, культурными, государственными границами, меняющимися к тому же с ходом истории. Следовательно, оно еще и нестационарно. Кроме того, описываемое пространство анизотропно: условия коммуникации «сверху вниз» и «снизу вверх» существенно различаются между собой и не совпадают с условиями коммуникации «по горизонтали». Таким образом, первостепенным индикатором необходимости учета тех или иных факторов институциональной среды при моделировании хозяйственно-экономической системы и выборе способов управления оказывается ее масштаб.

Много недоразумений возникает в связи с неоднозначностью термина «система». Нередко представления о свойствах систем одного класса имплицитно переносятся на другой их класс, из чего следуют необоснованные выводы.

При исследовании и организации деятельности речь обычно идет о целеустремленных системах. Под целеустремленной системой мы будем понимать некоторую совокупность элементов и связей между ними, организованных таким образом, что свойства этой совокупности отличаются от простой суммы свойств элементов, а цель системы достигается в некотором диапазоне внешних условий.

1. Предлагаемое развитие классификации крупномасштабных систем

Настоящий доклад является развитием работы [2], в которой идея полезности разработки классификации крупномасштабных систем обосновывалась эмпирическими данными о том, что существуют субъекты, масштаб деятельности которых заставляет их ставить и решать задачи с результатами, не обладающими взаимной конвертируемостью с экономическими показателями. Таковы, например, социальные задачи. Известно, что крупные предприятия нередко организуют в своем составе службы социального назначения.

В противоположность идее о различии свойств систем различного масштаба, в работе [4] предпринята попытка обосновать «…конгруэнтность форм управления на «низшем» и «высшем» уровне…», причем под «верхним» уровнем понимается уровень страны. Но простая экстраполяция форм управления без учета масштабов управляемых систем – некорректна. Так, мы знаем, что множество субъектов хозяйственно-экономической деятельности справляются с поддержанием своей целостности, успешно решают задачу самосохранения. В то же время нет ни одной развитой страны Запада, которая, несмотря на экономические достижения, обеспечивает хотя бы простое воспроизводство коренного населения [3]. Если фабрика без труда покупает рабочую силу на рынке труда в нужном количестве, то государству неоткуда восполнять регулярную убыль коренного населения. Приходится привлекать рабочую силу извне. Таким образом, развитые страны не обеспечивают своей целостности в среднесрочной временной перспективе. Нетрудно исчислить сроки, в которые их территория будет занята соседями, принадлежащими традиционным культурам (вспомним трагедию Косова).

На основании сказанного в настоящее время могут быть выделены три класса крупномасштабных систем по составу процессов, существенных при их моделировании и управлении ими. Это – классы систем, соответствующие следующим пространствам: 1) хозяйственно-экономической деятельности, 2) социальной деятельности и 3) пространству истории. Критерием отнесения системы деятельности и осуществляющего ее субъекта к тому или иному классу служит последовательное выяснение ряда вопросов: входит ли в условия устойчивого функционирования рассматриваемой системы достижение и/или поддержание: 1) хозяйственно-экономической состоятельности? 2) также и социальной состоятельности? 3) также и состоятельности прокреационной?

Соответственно средства описания (переменные), цели и инструментарий управления систем нижнего класса лежат в экономической действительности, среднего – в социальной, верхнего – в прокреационной. Для каждого из них переменные других классов являются вспомогательными. К переменным социальной действительности можно отнести: качества жизни, уровень напряженности, уровень криминализации, уровень мотивации к труду, производительность труда и т.п.

2. Модели крупномасштабных систем и социума в целом

Крупномасштабная система может включать подсистемы, принадлежащие одному, двум или трем уровням предложенной классификации. Доклады двух предыдущих конференций MLSD в подавляющем большинстве использовали инструментарий, адекватный первому из указанных классов. Поскольку вопрос о классификации еще не был тогда поставлен, то имплицитно предполагалось, что таковы все существующие крупномасштабные системы. Ведь с определенного момента в развитии экономической мысли деньги приобрели статус «всеобщего эквивалента».

Социум в целом является совокупностью некоторого количества подсистем всех трех классов, «нарисованных друг на друге» [1] и тесно взаимосвязанных между собой. Формы этой взаимосвязи подлежат уточнению, затем концептуальному и, наконец – математическому описанию. Попытки управления этой совокупностью в узко-экономической парадигме, т.е. таким образом, как будто все эффекты взаимно конвертируемы и измеримы в денежном выражении (целиком принадлежит экономической действительности в узком смысле), возбуждают (возмущают) данную гетероморфную колебательную систему, что проявляется на экономическом (в узком смысле) уровне в виде Кондратьевских циклов конъюнктуры, на социальном уровне – в виде флуктуаций социальной напряженности, волнений, революций и реставраций, на прокреационном уровне – в виде монотонно нарастающей депопуляции стран европейской культуры. Периодичность (хотя и нестрогая) мировых финансовых кризисов указывает, что социум является динамической системой, включающей характеристики, аналогичные упругости и инерционности. Разброс в сроках наступления кризисов указывает, что параметры социума в горизонте десятков лет претерпевают изменения.

3. Моделирование социума как гетероморфной целостности

Античный термин oikonomike означал, как известно, искусство ведения домашнего хозяйства. При правильном его ведении дом процветает во всех отношениях, и его существование не ограничено во времени. Новейшая история показывает, что зауженные представления об экономике не позволили построить совокупность институтов и стратегию управления, обеспечивающие европейскому социуму целостность. Не только развитие, но и само дальнейшее существование европейского социума связано с необходимостью расширения представлений об экономике до первоначального объема.

Современная Control Science тесно связана с моделированием протекающих в управляемой системе процессов. Компьютерную реализацию описанной в п. 2 трехуровневой модели Европейского социума можно осуществить на базе опыта построения ролевых компьютерных игр типа «Цивилизация». Моделирование может осуществляться в автоматическом режиме, когда алгоритмы управления хозяйственно-экономической, социальной, прокреационной деятельностью из центров ответственности выстраиваемой модели жестко «зашиты» в программе. Но возможно и моделирование в интерактивном режиме – с привлечением реальных управленцев, ситуативно реагирующих на представляемую компьютером в каждый центр ответственности текущую информацию. Участие в сеансах интерактивного моделирования позволит им накопить ценный опыт «пилотирования социума» в типовых и экстремальных условиях. Отчасти будет реализована принадлежащая братьям Стругацким идея истории как экспериментальной науки. Писатели-фантасты часто предвосхищают последующее развитие науки.

Необходима реконструкция совокупности общеевропейских социокультурных институтов с восстановлением исходного смысла экономики. Безотлагательно должна быть построена и реализована программа институционального развития стран европейской, а, следовательно, и мировой культуры. На компьютерных моделях могут быть опробованы и отработаны как варианты развития институтов социума, так и стратегии управления им в различных условиях.

Литература
  1. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Советское радио, 1973 г., 254 с.
  2. Реут Д.В. О классификации крупномасштабных систем с учетом хозяйственно-экономического и прокреационного контекста / Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2008). Материалы Второй международной конференции (1-3 октября 2008, г. Москва, Россия). Том 1. М.: Учреждение Российской академии наук Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2008, С. 106 – 109.
  3. Реут Д.В. Концепция прокреационного здравоохранения как крупномасштабной системы. Ibid, Т. 1. – С. 103 – 106.
  4. Русяева Е.Ю. Культурологические основания для анализа управления социальными организационными системами. Ibid, Т.2 – с. 224 – 226.

Системный подход и основания прокреационной мета-экономики

Резюме:

Interpretation of systems approach belonging to Russian philosopher G.P. Shchedrovitsky is applied to health services problems. The indispensable condition of health services effective functioning is not only administering but reflexive control. Economic ideas are drawn into medical and psychological theories connected with problems of publick health care. The result is called Procreation Meta- Economics.

1. О месте системного подхода в научно-практической деятельности

В современной медицинской литературе можно встретить упоминания о «неконкретности», «расплывчатости» системного подхода. [2, с.22]. Хотя эти определения и приводятся в кавычках, они отражают отношение части сообщества к теме. Дело в том, что с логической точки зрения место системного подхода должно находиться в авангарде вновь предпринимаемого фундаментального исследования. Когда вследствие проблематизации некоторая область окружающей реальности оказывается в фокусе внимания ученого, настает время отвечать на вопрос – ЧЕМ он полагает заинтересовавшую его область, к какой категории он эту область априорно относит. На предмодельном этапе своей когнитивной[2] деятельности исследователь и может избрать в качестве инструмента хорошо зарекомендовавший себя системный подход, то есть положить исследуемую область реальности СИСТЕМОЙ. Это значит, что он выделяет в упомянутой области:

1) существенные для исследования процессы[3],

2) обеспечивающие протекание этих процессов структуры,

3) существенные с точки зрения протекания выделенных процессов наборы функциональных связей между элементами выделенных структур,

4) материал, из которого построены элементы структур,

5) организованность этого материала (т.е. свойства, приобретаемые им вследствие протекания процессов, выделенных в п.1 исследования).

Данная интерпретация системного подхода принадлежит отечественному философу Г.П. Щедровицкому [11].

Только после того, как качественными методами построена описательная модель исследуемой области реальности (в данном случае - как системы) и, возможно, проведены другие необходимые качественные исследования, наступает очередь применения количественных методов. Они, в свою очередь, являются основой статистических методик, позволяющих разворачивать исследования (in vitro или in vivo) и на основе собранных результатов выносить практические рекомендации либо предлагать коррекцию исходной модели. В данном контексте возможна и проектная деятельность, позволяющая оптимизировать характеристики системы. Последовательность ее шагов – как и при исследовании – сверху вниз приведенного списка. Начиная с любого шага возможны итерации.

Исключительное использование только качественных или только количественных методов способно решить ряд частных проблем[4], но не позволяет осуществить полный цикл научно-практической деятельности. При этом первое грозит пустым прожектерством, отрывом от реальности и драпировкой проблемы в «новое платье короля». Ибо даже использование системного анализа, конечно же, не отменяет действия причинно-следственных связей. Второе может выродиться в дурную инструментальность и привести исследователя в ситуацию «мухи на арбузе»: неуклонно следуя выверенному курсу, он снова и снова оказывается в исходной точке пути. Конечно, полный цикл исследований уместен не всегда. После того, как в Советском Союзе сложились и получили проверку практикой (в частности, в военных условиях) здравоохранительные структуры, об изменении так называемой «системы» было забыто на десятки лет; наступила эпоха мелких количественных улучшений «от достигнутого уровня». Однако сегодня, когда в стране происходит болезненная смена общественно-экономической формации, и одновременно весь мир вступил в новую для него эпоху глобализации, осуществление полного цикла научно-практической деятельности в здравоохранении не только уместно, но необходимо и даже неизбежно.


2. Процедура разворачивания подхода

Как показано в работе [1], в современных условиях можно рассчитывать на успех применения системного подхода к проблеме охраны общественного здоровья только если осуществлять его как междисциплинарный и межсекторальный.

Безусловно, за его разворачиванием должна следовать конкретизация, включающая указание на существующие механизмы и/или на построение новых механизмов, с помощью которых результат применения системного подхода «заземляется», конкретизируется до ежедневной практики наличных здравоохранительных учреждений, а также структур их экономического обеспечения. Цикл завершает разработка, апробация и внедрение системы количественных показателей деятельности, включая финансовые. Вся цепочка шагов или ее фрагменты обычно требуют итераций. Системный подход выстраивает логический каркас цепочки шагов, внутри которого правомерно, возможно и необходимо применение конкретных численных, в частности, экономических методов. Конечно, указанный круг проблем не может быть разрешен в рамках единственной статьи. Но данная работа актуальна, и, следуя логике научно-практической деятельности, ее целесообразно начать с очерчивания проблемного поля и выделения узловых проблем.


3. Проблематизация

В здравоохранении существуют три области очевидного неблагополучия, выливающегося в проблемы. Первое (и важнейшее!) - здоровье населения, о чем свидетельствуют статистические показатели последних десятилетий. Второе - нехватка ресурсного, в том числе, финансового обеспечения. И, наконец, третье - неоперациональный в изменившихся исторических условиях понятийный аппарат.

Первая проблема, очевидно, не поддается разрешению имеющимися средствами. Поэтому, собственно, и необходимы перемены. Вторую проблему затруднительно решать изнутри сферы здравоохранения. Здесь можно только взвешенно распределять выделенные бюджетами всех уровней средства и/или вводить платные медицинские услуги. Последнее поднимает величину реального прожиточного минимума на недосягаемую для значительной части населения высоту[5], что усугубляет проблему номер один. Вообще говоря, задача целесообразного относительного распределения объемов платных и бесплатных медицинских услуг в условиях ограниченного финансирования сферы здравоохранения есть внутренне противоречивая проблема оптимизации по нескольким критериям [9]. Действительно, оптимизация по показателю продолжительности жизни наверняка потребует иного решения, чем по - показателю младенческой смертности, и т.д. Но сегодня практические действия по выходу на рынок платных медицинских услуг предпринимаются профессиональными группами не столько во имя изменения статистических данных, сколько в целях собственного выживания и дальнейшего развития. И регулировать этот процесс становится все сложнее. При необходимости его можно исследовать аппаратом теории игр с нулевой суммой.

4. Об операциональности понятийного аппарата

Обозревая очерченное проблемное поле, приходим к заключению, что остается сосредоточить интеллектуальные усилия на третьем (из указанных) направлении и, надеясь на открытие «новых горизонтов», преодолевать неоперациональность понятийного аппарата.

Интересно, что корни ее лежат не где-нибудь, а в профессиональной подготовке самих медиков. Сложившиеся еще в XIX веке естественнонаучные представления о больном как об организме бессознательно (а потому имплицитно) переносятся на управление здравоохранением. Будучи сущностью бессубъектной, организм крайне консервативен в отношении своей структуры и способа существования. Если, фигурально говоря, здравоохранение – это «организм», то он способен лишь реагировать на внешние воздействия. В крайнем случае – приспосабливаться к ним. При этом важна величина порога чувствительности к воздействиям, к скорости изменения внешних условий. Вспомним опыт с лягушкой из школьного учебника биологии. Если ее посадить в сосуд с водой и поставить на медленный огонь, лягушка, не чувствуя опасности, гибнет. Итак, бессубъектность сферы здравоохранения требует преодоления.

Обратимся к понятийному аппарату медицины. Указания на множественность существующих определений личного, общественного, популяционного и т.п. здоровья стали общим местом современных статей в данной области знания. Нам представляются наиболее актуальными те из них, в которых делается акцент на функциональных и деятельностных аспектах. Это позволяет, с одной стороны, непосредственно выйти на проблематику управления здравоохранением (как деятельности над деятельностью), и, с другой - обратиться к наработанному отечественной мыслью инструментарию системомыследеятельностной методологии [10, 12].


5. Общественное здоровье и его субъект

Термин «общественное здоровье» возник сравнительно недавно как калька с пришедшего из глубины веков термина «здоровье», принимаемого в качестве атрибута каждого отдельного человека. Будучи обязанным своим происхождением мышлению по аналогии, он не имеет исходного «естественного» содержания и является абстракцией управленческой действительности, которую можно и нужно рационально конструировать и реконструировать, исходя из конкретных целей осуществляемой и подлежащей управлению деятельности. Чтобы предпринимаемое конструирование имело практическое значение, необходимо осуществить «сцепку» понятия «общественное здоровье» с окружающей реальностью. Без этой «сцепки» обсуждаемый термин окажется поэтическим наименованием канцелярского перечня отчетных показателей, безжизненным произвольным набором малополезных данных, предназначенных скорее для «посмертной» инвентаризации, чем информацией, используемой при принятии оперативных и стратегических решений. Закрепить абстракцию в реальности можно путем помещения ее в контекст других абстракций, покрывающих достаточно большую область этой реальности. Тогда вся система абстракций приобретает однозначный смысл и операциональность. Наряду с «территорией» появляется ее «карта» как инструмент стратегического анализа.

Общественное здоровье будем понимать как суммарную характеристику[6] совокупности процессов, протекающих в некоторой (определяемой ниже) сущности и свойств, сообщаемых ей этими процессами [5]. Сущность эту условно назовем субъектом общественного здоровья и представим ее в виде совокупности структур, поддерживающих протекание упомянутых процессов, наборов функциональных связей между элементами структур, наполняющего структуры материала, и организованности последнего. Данная совокупность целостна и представляет собой эквифинальную (целеустремленную) систему, если обеспечивает желаемое и нормируемое на всех уровнях здравоохранительных учреждений (начиная с государственного) протекание упомянутых процессов. Для этого структуры, функциональные связи, материал и его организованность должны быть выбраны специальным образом, что накладывает на них ограничения, возможно, жесткие. Последовательность шагов системного подхода позволяет снимать неопределенности последовательным принятием управленческих решений.

6. Здоровье как продукт прокреационной деятельности

В первоначальном смысле здоровье - атрибут человека, предмет его заботы. Текущее состояние здоровья есть результат и одновременно – исходное условие жизнесохраняющей (прокреационной) деятельности [7] человека (в ряду других видов осуществляемой им деятельности, в частности, экологической [4]), а также - управления этой деятельностью. При этом прокреационная деятельность служит базовой, первичной деятельностью, на фоне которой осуществляются все другие ее виды.

Таким образом, здоровье является одновременно и инструментальной [13] и фундаментальной ценностью. Уместно провести аналогию здоровья с ограниченно складируемыми ресурсами. Оно поддается весьма относительному «накоплению» в пределах одной человеческой жизни и – опосредованно - в пределах рода, племени, народа. При этом течение времени работает против «накопления» здоровья, что усугубляет проблему общего сохранения жизни.


7. Структура субъекта прокреационной деятельности

Деятельность всегда осуществляет кто-то - субъект деятельности. Продолжая ряд аналогий, естественно положить, что общественное здоровье является атрибутом некоего абстрактного субъекта общественного здоровья, осуществляющего прокреационную деятельность, предметом его заботы. Состояние общественного здоровья оказывается текущим результатом прокреационной деятельности этого абстрактного субъекта, имеющей, в том числе, экономическую составляющую. Обращение к категории субъекта позволяет сопоставить цели общественного здравоохранения с целями, которые ставит себе каждый отдельный хозяйствующий субъект, заботясь в той или иной степени о собственном здоровье. Это позволяет придать построению экономической стратегии здравоохранения «человеческое» измерение и показывает недостаточность сугубо экономических категорий для описания проблемы и построения эффективных прокреационных стратегий. На Западе получила распространение теория человеческого капитала, абсолютизирующая экономический «знаменатель» человеческого существования [16,17]. В ней здоровье как вновь увиденный, имеющий несомненную стоимость ресурс оказывается «втянутым» в ткань устоявшейся экономической теории. В данной же работе реализуется обратная процедура – экономическая деятельность рассматривается как составляющая деятельности прокреационной.

Конечно, субъект общественного здоровья можно идентифицировать с обществом в целом. Но учитывая практическое требование конкретизации модели здравоохранения, будем полагать его многоуровневой, иерархически организованной гетероморфной структурой, соответствующей описанию работы [1], то есть, включающей международный, федеральный, региональный, муниципальный, местный и индивидуальный уровни. Активность субъекта общественного здоровья направлена вовнутрь, на поддержание и укрепление «своего собственного» здоровья и вовне - на взаимодействие с природной средой. Таким образом, прокреационная функция коллективного субъекта есть системообразующий фактор. И если этот фактор актуализирован, то структуры всех упомянутых уровней - от человека до ВОЗ – способны совместно обеспечить протекание процессов прокреационной деятельности с требуемой эффективностью. Актуализация обсуждаемого фактора возможна при условии полного или частичного (начального) экономического обеспечения прокреационной деятельности, а также целенаправленной организации коммуникативных и рефлексивных процессов в социуме. Для эффективного функционирования системы здравоохранения недостаточно администрирования, в системе должны быть организованы процессы рефлексивного управления[7].


8. Распределенная функция субъекта прокреационной деятельности

Функции субъекта общественного здоровья имеют свою специфику на разных уровнях. На международном уровне это – мониторинг общемировой ситуации, построение стандартов и рекомендаций. На государственном уровне – построение государственных стандартов[8], выстраивание приоритетов, мегапроектов, стратегии, тактики, институтов, бюджетов, их реализация. На региональном, муниципальном, местном уровнях – работа в институциональном подходе (планирование и реализация планов), а также – в проектном подходе (проектирование и реализация проектов). На индивидуальном уровне – прежде всего, построение и реализация важнейшего из собственных проектов - образа жизни. При этом степень согласованности перечисленных процессов должна быть достаточной для достижения требуемой эффективности прокреационной деятельности.


9. Функциональные связи, материал и его организованность в процессе осуществления прокреационной деятельности

Задаваемые логикой протекания процессов прокреационной деятельности представления о функциональных связях между учреждениями здравоохранения определяют требования к наполнению этих учреждений персоналом, а также к его организованности - квалификации и деловым качествам. Разворачивание системного подхода к построению системы здравоохранения непосредственно конвертируется в практическую организационную деятельность.

10. Прокреационная политика

Сфера отношений между учреждениями вышеперечисленных уровней субъекта общественного здоровья, будучи областью увязывания интересов, может быть определена как политическая.

Под прокреационной политикой понимается распределение усилий, ресурсов, а также организация взаимодействия частей (институтов всех уровней субъекта общественного здоровья) – как между собой, так и с окружающей средой. Матричный конфигуратор проркеационной политики, определяющий наполнение каждого бинарного отношения в структуре прокреационной политики, описан в работе [7]. Здоровье отдельного человека зависит от степени и направления активности указанных институтов – как во взаимодействии с человеком, так и между собой.


11. Личная прокреационная стратегия и образ жизни

Каковы бы ни были стратегии частичных субъектов различных уровней интегрального субъекта общественного здоровья, конечное решение о взаимодействии с ними принимают люди. Каждый конкретный человек более или менее осознанно выстраивает личную прокреационную стратегию (составной частью которой является личная стратегия здоровья с широким диапазоном целей - от долгожительства до самоубийства) в условиях рынка мировоззрений, а также медицинских, оздоровительных, психологических и смежных с ними услуг в силу своей воспитанности, образованности, информированности, материального положения, вовлеченности в группы и других обстоятельств.

Последовательность выборов выстраивается в образ жизни, который, как правило, закрепляется на человеке и может быть изменен лишь с большим трудом. Каждая конкретная личная прокреационная стратегия может быть в целом или частично успешной или неуспешной, что для самого человека является одним из главных жизненных итогов, а на уровне частичных субъектов других уровней интегрального субъекта общественного здоровья - включается малозаметным вкладом в статистический фон.

Важную роль в построении образа жизни играет участие в оздоровительных и духовных движениях [7,8,15]. Именно они выполняют роль «точки опоры вне человека» [6], необходимой для того, чтобы его решение о кардинальном изменении себя, своего образа жизни стало реализуемым.

12. Прокреационная мета-экономика

Изложенное показывает, что проблема охраны общественного здоровья является комплексной. Она требует согласованности действий множества центров активности. В этом просматривается аналогия с экономикой, упорядочивающей мировую хозяйственную деятельность. Однако, суверенность центров ограничена жестким условием необходимости исполнения прокреационной функции. Прокреационная проблема многократно сложнее проблемы хозяйства, которая является лишь ее составной частью. Поэтому при оперировании с ней необходимо параллельно вести работу в ряде других пластов окружающей реальности.

В истории экономической мысли отмечались попытки ограничения роли денег, сведения их лишь к средству обращения путем противопоставления им «чистого продукта» земледелия (физиократы Ф. Кенэ, А. Тюрго и др.). К трудам указанных авторов примыкают исследования украинского естественника С.А. Подолинского и американского экономиста Л. Ларуша. Изложенное выше позволяет наметить иные основания вписывания экономики в более широкий контекст. Действительно, внутри прокреационной деятельности ее экономическая составляющая выполняет сервисную функцию. Вместе с тем, в экономике присутствуют развитый математический аппарат, плодотворные идеи накопления и инвестирования ресурсов в условиях свободного рынка, культура численных оценок.

В связи со сказанным область прикладного знания, предметом и одновременно инструментом которой является интегральный нестационарный ресурс общественного здоровья, может быть охарактеризована как прокреационная мета-экономика. Ее цель – добиться непротиворечивости действий множества частичных субъектов, «населяющих» многоуровневую иерархическую структуру субъекта общественного здоровья в оптимальном осуществлении его прокреационной функции, то есть, воспроизводства жизни. Тогда внутренний рынок здоровья обсуждаемого коллективного субъекта (понимаемого как все общество) станет, наконец, цивилизованным.

13. Прокреационный функционал как инструмент проектирования и осуществления прокреационной политики

Стратегии учреждений здравоохранения различных уровней должны рационально строиться при посредстве математического инструментария, базирующегося на понятии прокреационного функционала. В него в первую очередь включаются показатели медицинской статистики и санологического прогноза. При учете фактора наследственности данные медицинской статистики подвергаются процедуре, аналогичной дисконтировнаию. Присутствуют и собственно экономические показатели, но не они являются определяющими. Ведь человек при выборе между кошельком и жизнью, как правило, предпочитает последнее.

На языке цифр целью субъекта общественного здоровья и составляющих его частичных субъектов является максимизация формируемого для данного уровня и региона прокреационного функционала. Прокреационная политика соответствующего уровня и реализующие ее управленческие решения строятся (в перспективе, возможно, и моделируются) как решение задачи максимизации.

Наполнения частных прокреационных функционалов, вменяемых частичным субъектам, необходимо варьируются в зависимости от их уровня и географического положения в общей структуре субъекта общественного здоровья. Так, на уровне международных организаций уже отмечаются попытки использования различных «единиц здоровья»: «год здоровой жизни» (YOHL – year of healthy life), «здоровый год» (well-year), «пересчитанный по качеству год жизни» (QALY – quality-adjusted life year), «пересчитанный по инвалидности год жизни» (DALY – disability-adjusted life year) [14]. На других уровнях коллективного субъекта, возможно, целесообразнее использовать иные «единицы здоровья».

В центральном органе субъекта общественного здоровья (или, что то же самое, субъекта прокреационной деятельности) непрерывно осуществляется мониторинг текущего значения общего прокреационного функционала, включающего все параметры, присутствующие в частных прокреационных функционалах. Такое организационное решение является отражением условности в стремлении к максимизации суммарного прокреационного функционала по многим критериям. Ведь очевидных для всех участников процесса логических оснований построения единого критерия не существует. Информационный горизонт каждого участника не столь широк, чтобы охватить всю картину сразу. Описываемый подход к максимизации распределенного по иерархической структуре функционала претендует на научную новизну.

На каждом уровне структуры субъекта общественного здоровья прокреационный функционал будет представлять собой централизованно вменяемую сумму интегральных текущих характеристик общественного здоровья и характеристик наличных структур здравоохранения за прошедшие периоды, а также прогнозируемых характеристик на будущие периоды. Для разных уровней структуры эффективность понимается по-разному. Возможности учета интегральных текущих характеристик общественного здоровья ограничены наличием убедительных статистических данных и возможностями их оперативного использования. Учет прогнозируемых характеристик технически ограничен достигнутыми горизонтами прогноза.

Разработка конкретного вида прокреационного функционала с определением содержания его составляющих и назначением относительных весов последних является очередным этапом разработки распределенной прокреационной стратегии и лежит в сфере деятельности органов управления здравоохранением. Мы намеренно не приводим здесь никакого предварительного варианта прокреационного функционала, поскольку он должен явиться плодом работы соответствующих инстанций Министерства.

Накопление статистических данных в формате прокреационного функционала открывает дорогу исследованию влияния естественных факторов и управляющих воздействий на интегральную характеристику общественного здоровья. Такие исследования позволят эффективно совершенствовать работу по управлению здравоохранением.

Какова же экономическая составляющая прокреационного функционала и как она соотносится с другими его составляющими? Сюда войдут в некотором виде показатели экономической эффективности учреждений здравоохранения. Подчеркнем инструментальное, но отнюдь не абсолютное значение прокреационного функционала и, в том числе, его экономической составляющей.

Если общественное здоровье имеет стабильную отрицательную тенденцию, то либо целью системы является самоуничтожение, либо – не актуализирован системообразующий фактор, и подсистемы, характеризуемые лозунгом «сейчас и мне», захватившие доступ к значимым ресурсам, приносят в жертву своим сиюминутным интересам остальную часть населения. Таков пессимистический прогноз глобализации, делящий человечество на «золотой миллиард» и популяцию аутсайдеров. Цена нарушения целостности системы непомерно высока. Отрицательные последствия процесса глобализации необходимо преодолевать, в частности, совершенствованием системы здравоохранения.

14. Личный прокреационный функционал

Образ жизни есть процесс распределения человеком своих ресурсов (начиная с ресурса внимания) между тремя областями интегрального мира: внешним миром, индивидуальным сознанием и личностным бессознательным [3]. В таком подходе он может быть проектируем, инструментализируем и актуализируем в гуманитарных практиках сегодняшнего дня. Например, происходит осознание того, что владение отчуждаемыми ценностями для каждой личности неизбежно оплачивается в невосполнимой «экзистенциальной валюте», расход которой истощает потенциал личностного роста. Время и усилия, затрачиваемые на управление собственностью (материальными активами), вычитаются из «нескладируемой» части личностного ресурсного потенциала. С другой стороны, доходы от рационального управления собственностью могут обогатить «складируемую» составляющую этого потенциала. Если учесть, что по исчерпании «нескладируемой» части потенциала (например, здоровья и/или продолжительности жизни) все «складируемые» ресурсы теряют для личности изрядную долю смысла, вряд ли стоит тратить излишние усилия на приумножение последних. Математическим выражением этого факта явится то, что для прокреационного функционала личности они будут потеряны.

14. Выводы

1. Предложена концепция прокреационной мета-экономики как области прикладного знания, предметом и одновременно инструментом которой является интегральный нестационарный ресурс общественного здоровья.

2. Общественное здоровье есть суммарная характеристика совокупности процессов, протекающих внутри субъекта общественного здоровья и свойств, сообщаемых субъекту этими процессами.

3. Субъект общественного здоровья (одновременно - субъект прокреационной или жизнесохраняющей деятельности) есть многоуровневый иерархически организованный коллективный субъект, включающий, например, международный, федеральный, региональный, муниципальный, местный и индивидуальный уровни.

4. Отношения между частичными субъектами вышеперечисленных уровней регулируются прокреационной политикой, под которой понимается распределение усилий, ресурсов, а также организация взаимодействия частей (институтов всех уровней субъекта общественного здоровья) – как между собой, так и с окружающей средой.

5. Математическим выражением цели прокреационной политики в целом и на местах является максимизация прокреационного функционала, специфицированного для частичного субъекта каждого уровня структуры как вменяемый сверху набор показателей медицинской статистики, санологического прогноза и экономических показателей.

6. В работе использована интерпретация системного подхода, принадлежащая отечественному философу Г.П. Щедровицкому.

7. Рассмотрение субъекта общественного здоровья как системы возможно при актуализации системообразующего фактора, в качестве которого выступает его прокреационная (жизнесохраняющая) функция. Если указанный фактор не актуализирован, субъект утрачивает свойство целостности и рассыпается на множество независимых субъектов, находящихся в состоянии острой конкуренции за дефицитные ресурсы. Актуализация системообразующего фактора возможна при условии экономического обеспечения прокреационной деятельности, а также целенаправленной организации коммуникативных и рефлексивных процессов в социуме.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вялков А.И. Политика и стратегия профилактики заболеваний и укрепления здоровья в современном обществе. Общественное здоровье и профилактика заболеваний. 2003, № 1, с.3-7

2. Лукашев А.М., Прохоров Б.Б., Шиленко Ю.В. Общественное здоровье и управление здравоохранением. М. Издательство «Оверлей», 2005, 392 с.

3. Реут Д.В. К построению модели образа жизни. Труды 2-й международной конференции "Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций (CASC'2002)". Москва, 4-6 ноября 2002 г., Т.1, М.: Институт проблем управления РАН, с. 110-115

4. Реут Д.В. Субъект экологической деятельности в постнеклассическом мире. Материалы Международной научно-практической конференции «Проблемы экологической безопасности и природопользования», Выпуск 6, М., 2005

5. Реут Д.В. Системный подход и проблематика общественного здоровья. Проблемы управления здравоохранением. 2005, № (в печати)

6. Розин В.М. Здоровье как философская и социально-психологическая проблема. В кн. Философия здоровья // Баксанский О.Е. и др. – ред., М.: ИФ РАН, 2001, 242 с., с. 34-60

7. Романов Л.Е., Реут Д.В., Фокина Е.В. и др. Общественный центр "Жизниград" как форма институционализации проектного отношения к здоровью и субъект новой прокреационной политики. Сборник "Здоровье человека: социогуманитарные и медико-биологические аспекты" (труды Всероссийской конференции "Здоровье как проблема гуманитарного знания". Институт человека РАН, 2002) М., 2003, с. 226-234.

8. Фокина Е.В., Реут Д.В. Разнотравье. М., 2002, 164 с.

9. Чепурных Н.В., Новоселов А.Л. Экономика и экология: развитие, катастрофы. М.: Наука, 1966, 271 с.

10. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Шк. Культ. Политики, 1995, 760 с.

11. Щедровицкий Г.П. Два понятия системы. Избранные труды. М., 1995, с.228-232

12. Щедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология. М.: Шк. Культ. Политики, 1997

13. Юдин Б.Г. Здоровье человека как проблема гуманитарного знания. В кн. Философия здоровья // Баксанский О.Е. и др. – ред., М.: ИФ РАН, 2001, 242 с., с. 61-85

14. Юдин Б.Г. Социокультурное измерение здоровья как ценности. Мир философии, 2001, № 1, с.54-68

15. Юдин Б.Г., Реут Д.В., Романов Л.Е., Степанова Г.Б. Оздоровительные технологии: гуманитарная экспертиза. Материалы круглого стола в ИФРАН. Общественное здоровье и профилактика заболеваний. 2005, № 2, с.48-63

16. Fitz-enz J. The ROI of Human Capital. Measuring the Economic Value of Employee Perfomance. McGraw-Hill, Inc., USA, 1995,298 p.

17. Fitz-enz J. How to Measure Human Resources Management. McGraw-Hill, Inc., USA, 1995, 286 p.

-----------------------------------

Опубликовано в журнале «Проблемы управления здравоохранением», 2005, № 6(25), с. 64-71

Автор: Реут Дмитрий Васильевич. Телефон: 360-67-05. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

[1] жизнесохраняющей

[2] познавательной

[3] Для характеристики процесса важно указать, ЧТО именно меняется, и описать характер самого ИЗМЕНЕНИЯ.

[4] Например, важная для практики проблема устойчивости конкретной системы часто решается качественными методами теории дифференциальных уравнений (без обращения к количественным методам!).

[5] Расчетная величина прожиточного минимума должна быть увеличена на стоимость среднего объема платных медицинских услуг, вытеснивших прежние бесплатные. По очевидным причинам при оценках надо опираться на анонимные опросы, проводимые независимыми агентствами, а не на статистику медицинских учреждений.

[6] конструируемую ниже

[7] рефлексивное управление является сравнительно новой областью психологии. В настоящее время она бурно развивается под эгидой Института психологии РАН ежегодно проходят международные симпозиумы. Выходит журнал «Рефлексивные процессы и управление» на русском и английском языках.

[8] Использование стандартов позволяет получать гарантированные результаты при неизбежном разбросе реальных значений параметров системы.