Формирование кластеров как механизм территориальной самоорганизации и партнерства для реализации инновационной стратегии повышения конкурентоспособности

Формирование кластеров рассматривается как комплексный механизм развития, обеспечивающий рост конкурентоспособности территории на основе синергетических эффектов взаимной поддержки развития одних производств и проектов другими. Данный эффект возможен за счет территориальной самоорганизации и партнерства, обеспечивающих формирование инновационного сообщества как субъекта развития территории, действующего в партнерстве с бизнесом, центральными и местными властями. Условия и механизмы формирования кластеров показаны на основе опыта формирования биофармацевтического инновационного кластера в г. Бийске Алтайского края.

1. Формирование кластеров как комплексный механизм развития территорий

Необходимость реализации стратегии инновационного развития страны в условиях финансово-экономического кризиса актуализирует проблему повышения конкурентоспособности отечественной экономики. Данная проблема имеет и территориальный аспект, причем здесь она проявляется комплексно, как проблема повышения конкурентоспособности социально-экономической системы в целом.

Одним из комплексных механизмов развития, обеспечивающих рост конкурентоспособности территории как целого, является формирование кластеров. Согласно классическому определению М.Портера, кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга[1].

Эффективность использования кластерного подхода в качестве механизма развития территории основана на том, что он обеспечивает ряд синергетических эффектов:

-  кластер – региональное сообщество фирм и/или тесно связанных отраслей, взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга;

-  для экономики региона кластеры выполняют роль точек роста внутреннего рынка и базы внешней экспансии;

-  вслед за первым в экономике часто образуются новые кластеры, и конкурентоспособность региона увеличивается.

Как показывает мировая практика, наиболее эффективной организационной формой достижения высокого уровня конкурентоспособности является инновационный кластер, представляющий собой объединение различных типов организаций (промышленных компаний, исследовательских центров, органов государственного управления, общественных организаций и т.д.).

Инновационный кластер позволяет использовать преимущества двух способов координации экономической системы – внутрифирменной иерархии и рыночного механизма, что дает возможность:

- более быстро и эффективно распределять новые знания, научные открытия и изобретения;

-  концентрироваться на бизнес-процессах, обеспечивающих наибольшую добавленную стоимость, передавая остальные на аутсорсинг;

-  эффективно привлекать и использовать инвестиции.

2. Основные подходы и условия формирования кластеров

В мировом опыте можно выделить два основных подхода к формированию кластеров.

Классический либеральный (англосаксонский) подход предложен в 80-90-е гг. М.Портером и основан на самоорганизации экономических агентов в рамках механизмов "свободного рынка". Использование подобных механизмов не предполагает прямого государственного вмешательства и/или поддержки.

Современный европейский подход, называемый "полюса конкурентоспособности", развивается с 2006 г. во Франции[2] и основан на партнерстве бизнеса, центральных и местных властей. Государство заинтересовано в глобальной конкурентоспособности своей экономики и достижении "полюсом конкурентоспособности" мирового уровня, что выражается в оказании различных форм государственной поддержки. Такая поддержка оказывается в рамках реализации стратегий развития территорий.

Уже из данного описания видно, что реальный кластер отличается от аналитически выделяемого конгломерата территориально близких предприятий и организаций. Как показал В.В.Никитаев, такой конгломерат ("аналитический прото-кластер") может стать реальным кластером при следующих условиях:

-  наличие соответствующих инфраструктур;

-  наличие оформленной организационно-коммуникативной структуры, выполняющей (само)управленческие функции и обеспечивающей формирование инновационного сообщества как субъекта развития территории, действующего в партнерстве с бизнесом, центральными и местными властями;

-  вписанность кластера в рамки промышленной и региональной политики центральных властей, принимаемые местным инновационным сообществом;

-  использование новых управленческих технологий.

3. Предпосылки и этапы формирования инновационного кластера (на примере научно-производственного комплекса г. Бийска)

Предпосылки формирования инновационного кластера в г. Бийске были выявлены в ходе разработки в 2007 г. Стратегии развития города.

Научный потенциал: наличие ученых мирового уровня, крупных научных центров (ФГУП ФНПЦ "Алтай", Институт проблем химико-энергетических технологий СО РАН), вузовской и заводской науки.

Инновационный потенциал территории включает научно-производственный комплекс города в составе 15 предприятий и организаций, а также конгломерат малых инновационных организаций, возникших в результате коммерциализации разработок оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Важно, что в городе может осуществляться полный инновационный цикл: от исследований и разработок до производства наукоемкой продукции. Это обеспечивает широкие возможности работы как в рамках приоритетных направлений науки и технологий РФ, так и дальнейшего трансфера передовых технологий предприятий ОПК.

Политической предпосылкой является решимость руководства Алтайского края и г. Бийска развивать инновационную деятельность в качестве одного из стратегических приоритетов (это закреплено в Стратегиях развития края и города).

Институциональные предпосылки включают статус наукограда РФ, присвоенный г. Бийск в 2005 г., поддержку из средств федерального бюджета и различных фондов, а также возможность инновационного развития экономики на основе кластерного подхода (федеральная и региональная поддержка идеи формирования биофармацевтического инновационного кластера).

Этапы формирования биофармацевтического инновационного кластера в г. Бийске могут рассматриваться как прототип для других подобных работ:

- идея формирования кластера предложена в ходе разработки стратегий социально-экономического развития Алтайского края и г. Бийска;

-  в июне 2007 г. проведен двухдневный семинар с участием представителей предприятий и Администрации г. Бийска;

-  осенью 2007 г. идея формирования кластера была поддержана Советом Федерации и Аппаратом Правительства РФ;

-  идея представлена и получила поддержку на Международной научно-практической конференции "Инновационное развитие города: методология и практика" (Белокуриха, сентябрь 2007 г.);

-  в декабре 2007 г. делегация Алтайского края совершила поездку во Францию и Бельгию для ознакомления с лучшим опытом формирования кластеров на основе современного европейского подхода, основанного на государственной поддержке "полюсов конкурентоспособности";

-  в 2008 г. осуществлена разработка стратегии формирования кластера, создана организационная структура кластера – некоммерческое партнерство "Алтайский биофармацевтический кластер", заключен договор о сотрудничестве с Администрацией Алтайского края.

Основными функциями бийского инновационного кластера станут:

- выполнение общегосударственных функций "рубежа восстановления здоровья России" и обеспечения биополитической безопасности страны;

-  построение полного инновационного цикла – от исследований и разработок до производства наукоемкой продукции и услуг: лекарства, косметика, БАДы, "здоровая пища", оздоровительный туризм;

- создание принципиально нового, не существующего сегодня в России рынка – рынка здоровой и оздоравливающей пищи;

- инновационно-технологический центр для развития оздоровительного туризма;

Необходимо подчеркнуть, что создание кластера предполагает выход за рамки существующей отраслевой схемы и объединение вокруг системы взаимосвязанных продуктов предприятий из разных отраслей, т.е. инновации в управлении.

Рис. 1. Организационный проект
создания биофармацевтического инновационного кластера в г. Бийске

[1] Портер М. Международная конкуренция. – М: Международные отношения, 1993.

[2] См., например: Черноуцан Е.М. Полюса конкурентоспособности как важнейший инструмент реализации нового курса промышленной и региональной политики Франции / Проблемы государственной политики регионального развития России. Материалы Всероссийской научной конференции. – М: Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, 2008.

Опубликовано в: "Высокие технологии – стратегия XXI века". Материалы конференции Десятого юбилейного международного форума "Высокие технологии XXI века", 21–24 апреля 2009 года – М.: ЗАО НПКФ "МаВР", 2009. С. 507–510.


Перечень продуктов и консалтинговых услуг, которые сетевой узел способен реализовывать

1. Постановка и регламентация системы бюджетирования компаний.

2. Способы реализации 7 факторов инновационной среды, предложенных Большуновым А.Я.:
- инноватизация управления: аутсорсинговые формы управления бизнесом с участием профессиональных консультантов, - менталитет сотрудничества: единое знаниевое поле менеджмента и организационного консультирования,
определение ниш для консультантов и консалтинговых сообществ, принцип симбиоза при сотрудничестве разных консалтинговых структур при инновационном консультировании бизнеса.
- институциональная структура: институциональная координация предоставления консалтинговых услуг посредством формальных и неформальных регламентирующих документов типа:
http://marablessa2008.narod.ru/Accr-cons-010808_1.doc, формирование координационной консалтинговой структуры по типу СРО с участием представителей госорганов, координация деятельности официальных консалтинговых структур - интеллектуальная индустрия: организация системы инновационных тренингов в соответствии с единой знаниевой базой.
- инфокоммуникационная инфраструктура: формирование единого портала профессиональных консультантов с правами доступа для участников сети и оплативших вход клиентов, БД консультантов с указанием их специализации в рамках единого знаниевого поля.
- конъюнктура на инновационную деятельность: формирование в составе координационной консалтинговой
структуры выборной (на год) комиссии по инновациям, включающих в свой состав заслуженных экспертов в области консалтинга, организация конкурсов и награждений победителей консалтинговых номинаций с участием клиентов и консультантов
- инновационная инфраструктура: будет сформирована после реализации вышеобозначенных действий

Жду обратной связи по указанным предложениям.

Марина Раздорская, Участник ОДН2, Certified Management Consultant (CMC),
т. 8-926-480-8282, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Современный кризис, социалистический капитализм и ученые люди, или будет ли в России инновационная экономика

Читатель! Наберись терпения на первые два абзаца!

О причинах современного кризиса можно говорить много и долго. Детальный анализ действий на мировых фондовых и денежных рынках в предкризисные годы не раз проводился и уже не раз был описан, и ясно, что необузданная игра с деривативами и кредитами не могла кончиться иначе, чем глобальным финансовым кризисом, и глобальный финансовый кризис не мог не перейти в кризис экономический: ведь деньги – это то, чего нет по принципу (не потому, что нехватает – а по принципу!), это предмет соглашения, и пока я верю, что бумажка в моих руках – это деньги, и пока этому верят окружающие – это действительно деньги, т.е. на них можно что-то купить, но как только кто-то воскликнет, как Станиславский: «Не верю!» – вслед за ним сомнение охватит всех прочих, и тогда за эту бумажку мне уже никто ничего не даст, т.е. это уже не деньги. А бумажки у всех одинаковые – у меня не деньги, так и ни у кого не деньги. А раз денег нет, исчезли, то никто ничего купить не может, т.е. нет платежеспособного спроса, а раз нет спроса – останавливается производство, и кризис финансовый (кризис доверия) переходит в кризис экономический (кризис создания и потребления полезности). Все это давно ясно, и «рукотворная» природа кризиса тоже ясна, и то, что нужно придумывать меры, которые позволят в условиях экономического либерализма ограничить проявления человеческой глупости, жадности и непрофессионализма, но при этом не заменят диктат непрофессионального финансиста диктатом непрофессионального чиновника – тоже понятно.

Понятно и другое: благополучие России гораздо меньше, чем «развитых» стран, зависит от фондовых индексов – у нас гораздо меньше предприятий, котирующих свои акции на открытых фондовых площадках, и гораздо меньше предприятий, получающих кредиты под залог бизнеса, т.е. под стоимость акционерного капитала (правда, их численность меньше, но их удельный вес больше, что не всегда учитывалось) – и поэтому многие надеялись, что финансовый кризис Россия переживет куда легче, чем Запад, – а вышло наоборот, потому, что подешевела нефть – а вот это для России самое страшное, что может быть. И единственное лекарство от болезненной зависимости нашего благополучия от цены нефти – развитие промышленности, конкурентоспособной на внутренних и мировых товарных рынках не в сырьевой, а в перерабатывающей сфере, а конкурентоспособность требует инноваций…

Если читатель добрался до этого места, то, значит, он очень терпелив, потому что все это давно известно и бесчисленное количество раз сказано и написано.

И тем не менее…

При всем этом продолжаются наукообразные речи о «естественной цикличности» экономики, о «законах», порождающих эти циклы… – и отсюда, мол, этот кризис, и всегда периодически будут кризисы, потому что это – объективный закон экономики…

Происхождение современного кризиса от «длинных волн» Кондратьева или «коротких волн» Шумпетера – ахинея. Как и прочие наукообразные рассуждения насчет естественной периодичности «кризисов капиталистической экономики». Все это мы проходили в советские времена в разных курсах марксизма-ленинизма. Не буду занимать время читателя методологической критикой Кондратьева, это – вопрос для отдельного обсуждения. Есть научные положения, которые живут свой век, а потом их судьба – перейти из «действующей науки» в историю науки. Лучше поговорим о последствиях этих квазинаучных объяснений. «Естественные» объяснения означают, что делать здесь ничего не нужно и невозможно – что делают люди во время урагана? – Ждут, пока кончится. А эпидемии случаются не по воле природы, а из-за антисанитарии и отсутствия гигиены. И нужно очень активно работать, чтобы этот человеческий фактор был скомпенсирован человеческими же усилиями.

Болтовня насчет «естественной циклической природы» кризиса демобилизует, мешает бороться с ним и его последствиями. Множество другой псевдонаучной демагогии, например, насчет спасительной роли малого бизнеса в период кризисов (сейчас малый бизнес ничего не спасет – в отличие от 1992-го, уж мне ли этого не знать – десятки предприятий малого бизнеса, созданных безработными, «запустила» в 1992-1995 гг. Самарская школа бизнеса по заказу Федеральной службы занятости и сотни безработных стали индивидуальными предпринимателями – мы поставили тогда мировой рекорд, благодаря примененной авторской методике: вместо среднего мирового 30%-го «выхода» 96,7% (!!!) обученных нами безработных вошли в малый бизнес, и Федеральная служба занятости проводила в Самаре совещания по этому вопросу, и от иностранцев отбоя не было, и в центральных газетах о нас писали – но сейчас принципиально иная ситуация!) – да, всяческая наукообразная демагогия не дает властям принимать реально эффективные антикризисные решения. Поэтому мои прогнозы российской макроэкономической ситуации не страдают маниакальным оптимизмом.

Суть вопроса проста. Мало кто сейчас понимает, что советская плановая система перестала быть плановой десятки лет назад. Причина не в политике. Можно подсчитать, что система из 400 элементов может иметь – сколько Вы думаете – миллион? – нет, «всего» 10120 возможных конфигураций: единичка со ста двадцатью нулями! Для сравнения – средствами современной астрономии можно увидеть ту часть Вселенной, число атомов в которой составляет примерно 1080. Никакими средствами вычислительной техники невозможно было просчитать планы для экономики СССР, где только в нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности в начале 80-х насчитывалось 401 предприятие-гигант и свыше 1000 всякой «мелочи» (НИИ, проектные институты, опытные заводы и пр. с численностью иногда до 1000 чел.). Еще в 60-е годы известный кибернетик акад. В.М.Глушков просчитал: чтобы сбалансировать план выпуска продукции с планом материально-технического снабжения только по Украине, нужно посадить за вычисления все население земного шара от грудных младенцев до глубоких стариков. В.М.Глушков видел выход в создании общегосударственной автоматизированной системы управления, состоящей из вычислительных машин, связанных телетайпными линиями (интернет тогда и не снился!), но этот план был настолько грандиозен, что и сам оказался невыполнимым.

Итак, критика централизованной государственной плановой системы в 20-х гг. (Б.Д.Бруцкус и др.), показывающая ее несостоятельность по существу, со временем дополнилась технической нереализуемостью плановой экономики. Поначалу, в 20-е гг. это не чувствовалось: число видов продукции в СССР составляло порядка 10 тыс., число предприятий – несколько сотен – и народнохозяйственные планы дали серьезный эффект. А в конце 80-х число видов продукции в СССР составило около 25 млн., а число предприятий – десятки тысяч. Век централизованного планирования кончился, причем значительно раньше.

Добавим сюда проблему достоверности исходных данных. Будучи в начале 80-х руководителем разработки системы планирования повышения квалификации и переподготовки руководящих кадров и специалистов советской промышленности (работа выполнялась на базе Министерства нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР), я лично убедился в том, что достоверную информацию получить было невозможно. Примеры: в трех отделах управления кадров Министерства нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР были следующие данные о численности инженерно-технических работников отрасли: 120 тыс., 140 тыс., 160 тыс. – разница на 40 тыс. чел. (30%!!!) – и это в трех рядом расположенных комнатах! И это не нефть, не бензин, которые можно украсть и т.п. – это люди, которых в отделах кадров «оформляли», заводили на каждого карточку формы Т-2, т.е. считали «по головам»… На протяжении нескольких лет мы не могли получить из подразделений Министерства и других ведомств данных, сколько же разных должностей и специальностей руководителей и специалистов есть на предприятиях и в организациях отрасли – пока не запросили штатные расписания всех предприятий и организаций отрасли и не пересчитали их сами (12 человек год пересчитывали!) – вышло, до сих пор помню, 9256 позиций. Никто ни в Министерстве, ни в Госкомитете по труду, ни в Госкомитете статистики, не знал, какие же специалисты работают в отрасли и на каких должностях. И еще пример: планируя повышение квалификации руководителей во время опытного внедрения системы, мы получили из Баку за подписью Министра нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности Азербайджанской ССР информацию, что на заводах республиканского Министерства работают 26 директоров – а заводов было всего 25!

Как же существовала в этих условиях «плановая» система? – Да очень просто. Планировалось «сверху» немногое, только самое важное, в основном, то, что входило в «контрольные цифры», утверждаемые съездами КПСС, и непосредственно ими определялось (да и то, подготовка «контрольных цифр» предполагала многочисленные согласования с «низами»: будущими исполнителями, регионами, отраслями и т.д.). А остальное – так: допустим, я директор, я еду в министерство, и если у меня там хорошие отношения, то мне «сделают» такой план, чтобы я его выполнил и немного перевыполнил, т.е. «заработал» себе хорошую премию. Кстати, планы составлялись не для того, чтобы их выполнять, а чтобы перевыполнять, т.е. нарушать баланс, – а поэтому долго мучаться с балансировкой плана и смысла не было.

…………………………………………………………………………………………

Ну, не совсем так... Работал НИИ Госплана СССР, институты и лаборатории экономического анализа и планирования «на местах», считали и балансировали. Вопрос не в том, что они насчитали, а в том, что из этого, в конце концов, получалось...

…………………………………………………………………………………………

Итак, в «плановой» экономике главную роль играли социальные, межличностные связи. Точно так же можно было «подвинуть» другого директора или главного конструктора, который работал лучше – если мои связи были крепче. «Подвинуть» – это значит забрать себе тот ресурс, который предназначался моему конкуренту – да, конкуренту, не надо бояться этого слова! – ведь конкурируют не два сорта колбасы на прилавке, конкурируют претенденты на деньги из одного и того же кошелька – в рыночной системе, но ведь и в советской экономике – то же самое! Если есть ограниченный ресурс, который нужен, по меньшей мере, двоим, но на двоих его нехватает – вот вам и конкуренция. Но «в рыночной системе выбирает покупатель, а в плановой – чиновник» – так написано в учебниках, а как на самом деле?

Недавно защищена докторская диссертация историка советской промышленности периода Великой Отечественной войны А.С.Степанова (защищена в СПбГУ, работает в Самарском госуниверситете) – там есть документальные доказательства того, как «топили» друг друга ведущие советские авиаконструкторы – и это отсутствие конкуренции в сталинские времена? И эта конкуренция тоже решалась на межличностном уровне.

Управление советской экономикой строилось на неформальных, межличностных связях, на социальном капитале. Люди не меняются за год, и за 17 лет тоже не настолько меняются, как хотелось бы, – грянула рыночная экономика, и основным методом бизнеса стала все та же конвертация социального капитала в финансовый капитал. Но с формированием социального капитала стало намного проще. Не надо доказывать годами свою преданность нужным людям. В рыночной экономике социальный капитал покупается. Это называется взяткой. А конвертация его в финансовый капитал – это получение госзаказа, муниципального заказа, выполнение которого не требует конкурентоспособности (нет конкурентов!), и никаких не надо инноваций. Может быть и иначе, без госзаказа: я работаю на рынок, у меня есть реальный конкурент, но благодаря моему социальному капиталу мой конкурент не получает неких разрешительных документов, или чего-то еще, что необходимо для работы, или получает их позже меня... Конкуренция есть? – есть, а кто выбирает? Покупатель или чиновник? И зачем нужны инновации?

В этой системе работает не схема Маркса «Деньги – товар – деньги», а «Финансовый капитал – социальный капитал – финансовый капитал».

У нас взятки слишком дешевы. Они гораздо дешевле затрат на инновации и конкурентоспособность. Это означает, что инноваций и конкурентоспособности еще долго не будет. Продолжение сырьевой экономики следует, и это надолго.

…………………………………………………………………………………………

Ну, конечно, не все такие, не все… Как нас учила Коммунистическая партия, если кто-то впадал в критический раж? – Не надо обобщать!!! – Так я и не обобщаю. Просто в конце декабря 2008-го попал на один новогодний банкет и оказался там рядом с одним далеко не последним в Самаре предпринимателем, владельцем нескольких крупных и успешных компаний – мне казалось, что он «не из тех», и когда мы с ним разговорились про всякий там бизнес, и я рассказал ему про «тех» – о ком написано выше, он вдруг вперил в меня изумленный взгляд и этак обалдело спросил: «А как же можно иначе?»

…………………………………………………………………………………………

Однако, это еще не все.

«Социалистический капитализм», как я называю схему конвертации «Финансовый капитал – социальный капитал – финансовый капитал», – это, конечно, огромная беда нашей экономики. Но к ней добавляется не меньшая беда нашей науки.

Ученых оценивают по степеням и званиям. Чтобы вписаться в систему взглядов некоторого диссертационного совета и получить вожделенную степень доктора или кандидата наук (а за ними – надбавку к окладу, соответственно, в 7 или 3 тыс. рублей за счет налогоплательщиков и возможность занимать более высокие должности), нужно не противоречить сложившимся концепциям. Но чтобы развивать науку и достигать нового в понимании мира и способов его преобразования (закладывая, тем самым, основы инновационных технологий), нужно ломать сложившиеся концепции. Теория относительности решительно сломала теорию Ньютона. Конечно, великие революции в науке случаются не часто, но любое исследование должно кончиться чем-то новым (и, следовательно, отвергающим старое) – иначе налогоплательщики зря тратят свои деньги. Но критика старого наносит ущерб самооценке членов диссертационного совета, которые, тем самым, становятся душителями инноваций.

…………………………………………………………………………………………

Ну, не все так просто. Не стоит сводить проблему к психологической ущербности членов диссертационных советов.

Конечно, критерий «научной новизны» диссертационных работ остается. Но что это за новизна? – Предположим, Вам в ресторане подали Ваш любимый салат, в котором морковка нарезана не обычными кубиками, а звездочками. Это новизна? Как бы, да. Но Вы же не откажетесь от такого салата? А если Вам предложат салат, в котором вместо морковки водоросли из Саргассова моря – согласитесь ли Вы его хотя бы попробовать?

Впрочем, при определенных условиях, ради имиджа радикала-новатора Вы, не пробуя этот салат, порекомендуете его Вашему другу.

Вот это и есть психологический аспект проблемы.

Но есть и другой. Наука и образование предназначены для трансляции культуры, передачи ее новым поколениям и новым сообществам. Это по принципу предполагает консервативность тех, кто культуру транслирует. Иначе вместо трансляции культуры будет размножение маргиналов.

Это уже страшнее. Потому что всякая экспертиза по принципу предполагает сопоставление предмета экспертизы с некими установившимися нормами, признанными образцами. Давайте обяжем экспертов ценить только новое – а какими же критериями они должны руководствоваться, если предмет экспертизы ни на что не похож? И можно ли считать экспертами людей, впервые увидевших нечто, до сих пор неизвестное?

Все, что проходит через человеческую экспертизу, очищается от элементов истинной новизны.

Было же, что великий Л.Д.Ландау не признавал идею лазера…

Кстати:

«Именно маргиналы – особи, чьи биологические и поведенческие характеристики отличаются от устоявшегося в данном виде животных или растений эталона, – являются, как говорят биологи, эволюционным авангардом» ().

«…маргиналы – источник инноваций»

Очень спорно, но есть, о чем подумать. Однако это уже тема для другого разговора.

…………………………………………………………………………………………

Итак, экономика «социалистического капитализма» не требует инноваций – система аттестации научных кадров не дает возможности их создавать.

Но и это еще не все.

Выдающийся мыслитель XX века К.Поппер выделял два типа мышления: догматическое и критическое.

Догматическое мышление склонно к утверждению регулярности, ожидает регулярности повсюду и пытается искать незыблемые законы даже там, где их нет и не может быть.

Регулярность практична – она позволяет строить технологии – последовательности фиксированных действий, в разных ситуациях приводящих к одинаковому полезному результату. Но имеет ли место в реальности такая регулярность? Где границы ее применимости? Догмы не дают ответа на эти вопросы, претендуя на универсальность.

Регулярность экономична – она избавляет от необходимости думать и позволяет без задержек переходить к действиям. Но всегда ли можно действовать, не думая?

Люди, склонные к догматическому мышлению, ищут простых, не обладающих неопределенностью схем и правил. Отсюда, например, множество «конкретных» названий известных управленческих изданий, пытающихся навязать читателю якобы бесспорные рекомендации: «22 закона создания бренда», «Структура в пятерках», «7 нот менеджмента». Создается иллюзия, что автору известны все возможные варианты, других не может быть. Это создает психологический комфорт читателю (неизвестное порождает страх) и, вследствие этого, с удовольствием покупается.

Догматическое мышление особенно характерно для полипредметных областей деятельности, требующих синтеза знаний из разных наук. Такой областью является, прежде всего, управление.

Не случайно слово «гуру» перекочевало из культуры Востока именно в управление. Нет гуру физики, биологии, психологии или социологии. Гуру, задающие и эксплуатирующие догматическое мышление, появились именно в менеджменте и вокруг него (маркетинг и т.п.)

Известен, однако, управленческий афоризм: «Любая сложная проблема имеет простое, всем понятное неправильное решение».

В основе критического мышления лежит готовность изменять, проверять, опровергать, фальсифицировать любое знание. Критическая установка принимает некоторую «схему ожидания» (миф, предположения, гипотезы), однако готова модифицировать, исправлять, отбрасывать эти ожидания. Только критическое мышление способно породить новое, осознанно полезное – то, что может составить основу конкурентоспособности.

Но критическое мышление не вписывается не только в сегодняшние поиски спасительной простоты и нежелания думать, прикрываясь технологиями, оно не вписывается и в рамки сегодняшней системы высшего профессионального образования.

Так, государственный образовательный стандарт по менеджменту уделяет уйму времени изучению трудов «гуру» столетней давности (Тейлор и Ко), но в нем почти отсутствуют логика, «настоящая» математика и др. – то, что развивает мышление.

Поэтому в вузах на управленческих кафедрах искать мыслящих людей, как правило, бесполезно. Если они туда и «забредают» – делать им там нечего.

Поэтому в Самарской школе бизнеса все 18 лет, что я являюсь ее директором, действует принцип: «Людям, имеющим ученые степени и звания, вход воспрещен». Я использую «остепененных» социологов – социологическое образование еще не «убито» догматизмом, у меня работают кандидаты наук – историки и прочие представители «классических» специальностей – у них отлично развито мышление, и даже в случае склонности к догматизму – у меня они работают не в своей традиционной области, т.е. не могут использовать «свою» догматику и вынуждены думать. Но я дважды за эти годы нарушал указанный принцип, запуская остепененных «профессионалов» – и дважды мне проваливали работу.

Показательно и другое. В декабре 2007 г. после почти 20-летнего перерыва состоялся Всероссийский форум консультантов по управлению, в декабре 2008 – Второй Всероссийский форум. Среди участников были почти все ведущие консультанты России, в том числе, и те, кто консультирует правительство, Федеральное собрание РФ, крупнейшие компании, является аудитором Банка России и т.п. И в их числе не было ни одного доктора наук. Кандидаты – почти все, многие работают по совместительству в вузах, в том числе, в МГУ, Высшей школе экономики, Финансовой академии. Но докторских диссертаций не защищают.

При этом создано множество институтов, где работают академики и доктора наук, они тоже консультируют правительство, Президента России и т.д. Именно оттуда мы слышим рассуждения о естественной цикличности кризисов и советы насчет развития спасительного малого бизнеса.

Вот теперь картина завершена.

Если искать пути разрешения описанной ситуации, то они лежат в системе образования. Инновационная деятельность порождается не только экономической целесообразностью. Человеческое творчество – это особое состояние души, интеллекта, совести, которое нельзя стимулировать никакой оплатой, если для этого нет внутренних, глубоко личностных оснований.

Преодоление инерции социалистического капитализма произойдет не тогда, когда цена покупки социального капитала станет выше стоимости инноваций (взятки – инструмент гибкий и до уровня самоликвидации не дорастут), но когда для инноваций созреют кадры, которые не могут работать иначе, чем по-новому. В конце концов, человек работает не только за деньги, но и для самореализации, самооценки. И система образования должна создавать таких людей, самооценка которых не будет зависеть от мнения «авторитетов», которые не будут признавать никаких «гуру», для которых мысль будет самоценной.

…………………………………………………………………………………………

А это означает, что в социальной структуре вуза (не в функциональной, а именно в социальной) должно сосуществовать две разные подструктуры. Одна должна традиционно состоять из маститых и увенчанных, вокруг которых вьется воспитанная молодежь, робко и восхищенно заглядывающая в рты маститым и увенчанным и мечтающая о защите диссертаций.

Другая подструктура должна состоять из молодых нахалов, наглых, самоуверенных и самодостаточных, готовых все отрицать, опровергать и делать по-своему. Маститые и увенчанные должны заглядывать в эту компанию, только сняв кители со звездами – если смогут. Молодые нахалы напишут диссертации или не напишут – это зависит не столько от них, сколько от наличия диссертационных советов, готовых примириться с их нахальством. Но это не главное. Главное то, что именно они будут строить Будущее.

А теперь – пример. В 1961 году, когда автор этих строк был студентом 3-го курса Куйбышевского политехнического института, группа его однокурсников и ребят курсом старше: Сергей Архангельский, Валентин Иванов, Артур Алимпиев, Валерий Качур и другие – организовали кибернетический кружок и начали изучать эту новую науку, которая в провинции была еще под запретом. Преподаватели не только не участвовали в работе кружка, но всячески пытались ей противодействовать – впрочем, студенты им этого не позволили. Где-то через год в кружок влился молодой и «безбашенный» ассистент Рудольф Гуткин. Так родилась кибернетика в г.Куйбышеве, хотя потом честь ее рождения приписали себе как раз те самые преподаватели… А уже в 1964 году эта группа (при участии автора этих строк), будучи студентами 5-го курса, докладывала на Всероссийском съезде Педагогического общества свою работу по применению кибернетики в педагогике, буквально взорвавшую съезд.

Компания этих ребят сохранилась все 48 лет после описанных событий. Сегодня д.т.н. профессор С.В.Архангельский – генеральный директор процветающего НПО «ИнфоТранс», разрабатывающего средства контроля и автоматизации и информационные технологии для железных дорог и логистических центров, к.т.н. В.И.Качур – его первый заместитель, а в той же компании работают все названные и не названные выше участники кружка, кроме умершего молодым Р.Гуткина и единственного отошедшего от группы А.В.Алимпиева.

Что касается диссертаций: С.В.Архангельский через год или два после защиты дипломного проекта защитил его еще раз в качестве кандидатской диссертации, а еще через несколько лет – в качестве докторской. Конечно, антураж работы менялся, но центральные идеи были все те же. Защитил кандидатскую В.И.Качур. Остальные остались неостепененными, но кибернетика в Куйбышеве – ныне Самаре – живет и развивается.

…………………………………………………………………………………………

При этом, конечно, оплата работников инновационных подразделений должна определяться их результатами, а не титулами.

И только в этом случае кризисы в России перестанут быть не то, чтобы периодическими, – они перестанут быть постоянными. И то уже хорошо.


Инноватизация управления

Конспект доклада группы ОДН на Форуме МетаКонсалтинга
13.12.2009

Ключевым моментом в развитии страны является переход на путь инновационного развития. С этой целью государство объявило о разработке Национальной Инновационной Системы (НИС).

Форум "МетаКонсалтинг" проводится в контексте разработки Национальной инновационной системы (НИС), которая пока во многом является для участников "черным ящиком". Доклады групп, построенные с разных позиций, позволяют приблизиться к построению объемной картины НИС.

С точки зрения группы ОДН центральным звеном в инновационном процессе, "ухватившись за которое, можно вытянуть всю цепь", является управление. Поэтому центральной инновацией во всем сложном процессе является ИННОВАТИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ.

Интересно, что эта тема была названа первой в числе приоритетов НИС депутатом Государственной Думы В.В. Зубаревым, координатором создания НИС от "Единой России" на X международной научной конференции "Россия: ключевые проблемы и решения", проходившей через неделю после Форума.

Инновационное управление противостоит широко осуществляемому сегодня "ручному управлению" - догоняющему, затратному и неэффективному.

Достаточно напомнить, что за период 17 лет перехода от плохого советского управления к современному Россия потеряла 28.000.000 человеческих жизней [1, С. 6].

Переход от "ручного управления" к инновационному предлагается осуществлять разворачиванием управленческой деятельности по трем направлениям:
- по временным лагам;
- по уровням специализации;
- по уровням масштабов.

Разворачивание управления по временным лагам:

Предлагается строить управленческую деятельность в следующих взаимосвязанных временных горизонтах:
• Оперативное;
• Тактическое;
• Стратегическое;
• Инфра-стратегическое.

Здесь, как это ни парадоксально, инновация состоит в возвращении к здравому смыслу после годов управленческой деградации. Аргументами в пользу создания института инфра-стратегического управления являются:

1) нарастающая и ведущая в пропасть диспропорция развития отраслей промышленности в пользу топливно-сырьевого комплекса, ориентированного на экспорт,

2) разворачивающаяся прокреационно-демографическая катастрофа [2, 3],

3) распространение на территории беспечных государств (в частности, России) экономически казалось бы выгодных, но ведущих к деградации биосферы генетически модифицированных организмов (например, трансгенной сои, вызывающей бесплодие животных и людей [4]).

Разворачивание управления по уровням специализации

Способ существования человека в мире есть деятельность. Ее можно разделить на управляемую и управляющую.

Управляющая деятельность есть ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАД ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. Соответствующая структура достаточно полно отражается классической схемой организационно-технического отношения, предложенной Г.П. Щедровицким [5] (Рис. 1).

Рис. 1. Схема организационно-технического отношения.

Вследствие ограниченной информационной "пропускной способности" отдельного человека (способности перерабатывать информацию, принимать адекватные решения и своевременно отслеживать обратную связь в условиях дефицита времени) его возможности по реализации управленческих процессов в "двухэтажной" схеме организационно-технического отношения исчерпаны.

Образуется катастрофический разрыв в деятельности организации, заполнить который призван предлагаемый институт социального контроллинга. До сих пор контроллинг используется лишь в хозяйственно-экономической деятельности.

Его место в структуре деятельности условно поясняется следующей схемой (Рис. 2).

Рис. 2. Включение слоя контроллинга в схему организационно-технического отношения.

Контроллер отвечает за разработку инструментов управления, за правильность использования методов и инструментов планирования, контроля, анализа и принятия решений, а также за прозрачность и наглядность представления достигнутых результатов [6,7].

Разворачивание управления по уровням масштабов:

В настоящее время в Control Science интенсивно развивается направление "Управление крупномасштабными системами" [8 – 10]. Концепция его чрезвычайно проста: если существуют крупномасштабные системы, следовательно, существуют и другие, отличающиеся от крупномасштабных. Таким образом, возникает проблема классификации управляемых систем по параметру масштаба [11,12]. Удается выделить четыре класса управляемых систем. Они соответствуют следующим пространствам:
1) хозяйственно-экономической деятельности,
2) социально-хозяйственно-экономической деятельности,
3) пространству истории,
4) планетарному пространству.

Критерием отнесения подсистемы деятельности и осуществляющего ее субъекта к тому или другому классу служит ответ на вопрос – входит ли в цели рассматриваемого субъекта достижение и/или поддержание:
1) хозяйственно-экономической состоятельности,
2) также и социальной состоятельности,
3) также и состоятельности прокреационной (прокреация – воспроизводство жизни, воспроизводство населения),
4) также и состоятельности экологической?

Процессы двух последних уровней настолько медленны, что не ухватываются средствами стратегического проектирования. Для управления ими необходимо разворачивать институт инфра-стратегического управления (см. выше).

Социум как управляемая целостность представляет собой систему, состоящую из четырех вышеупомянутых взаимосвязанных слоев. Сегодня управленцы всех уровней используют только экономические средства управления. Они бессистемно стрекают обозначенную целостность экономическими шокерами доступного им масштаба. В результате происходит следующее

- на экономическом уровне возникают колебания конъюнктуры с частотами циклов Жюгляра, Китчина, Кондратьева, Кузнеца;

- на социальном уровне – революции, реставрации, колебания социальной напряженности, здесь рождаются и умирают политические партии;

- на прокреационном уровне – депопуляция России и развитых стран европейской культуры;

- на планетарном уровне – необратимое потепление климата.

Введение социального контроллинга в систему управления представляется наиболее значимой и неотложной инновацией в структуре рассматриваемой НИС, поскольку именно через социальные процессы можно эффективнее всего влиять на процессы прокреационно-демографические и уже с их учетом восстанавливать экономику государства.

Литература

1. Наука и власть Проблема коммуникаций / В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, М.В. Виллисов, Д.В. Соколов. – М.: Научный эксперт, 2009. – 248 с.

2. Реут Д.В. О принципах координации мер по борьбе с депопуляцией / Демографическая безопасность России. Материалы форума. Под ред Б.В. Зотова – М.: Издательский дом НП, 2007. – 416 с., С. 319 - 323.

3. Реут Д.В. Прокреационно-демографический фундамент социального государства // Россия: путь к социальному государству / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.). – М.: Научный эксперт, 2008. – 1008 с., С. 1003

4. Ермакова И.В. Осторожно, ГМО! / ЭКОС-ИНФОРМ. Федеральный вестник экологического права, 2009, № 10.

5. Щедровицкий Г.П. Категории сложности изыскательских работ // Программирование научных исследований и разработок. – М., 1999. – С. 147-168.

6. Реут Д.В. Позиционирование контроллинга в концепции организации с учетом специфики промышленности, социальной сферы, здравоохранения. Контроллинг. 2008, № 26, с. 20 – 28.

7. Реут Д.В. Контроллинг в институциональной среде. Контроллинг. 2009, № 2, С. 12 – 19.

8. Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2007). Труды первой международной конференции (1-3 октября 2007 г., Москва, Россия). Под ред. С.Н. Васильева, А.Д. Цвиркуна. - М.: ИПУ РАН, 2007. – 360 с.

9. Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2008). Материалы Второй международной конференции (1-3 октября 2008 г., Москва, Россия). М.: Учреждение Российской академии наук Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2008. Т.1 – 314 с., Т.2 – 238 с.

10. Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2009): Материалы Третьей международной конференции (5 – 7 октября 2009 г., Москва, Россия). М.: Учреждение Российской академии наук Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2009. – Т.1 – 364 с., Т.2 – 368 с.

11. Реут Д.В. О классификации крупномасштабных систем с учетом хозяйственно-экономического и прокреационного контекста / Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2008). Материалы Второй международной конференции (1-3 октября 2008, г. Москва, Россия). Том 1. М.: Учреждение Российской академии наук Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2008 – С. 106 – 109.

12. Реут Д.В. Методология крупномасштабных систем как инструмент политики социально-экономического развития и место прокреационного здравоохранения в ней // Россия: Тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 4. часть I. Редколл.: Пивоваров Ю.С. (отв. ред.) и др. – М.: ИНИОН РАН, 2009 – С. 678 – 683.


Участие одного из представителей ММПК в создании «МетаКонсалтинга»

Уважаемые ОДээНовцы! Прежде чем отреагировать на запрос о необходимости создания и предоставления Вам, для возможности самостоятельного формирования Вами полноты содержательной картины обсуждений, происходивших на Форуме, текста моего выступления как бы с содокладом (см. слова Д. Реута: « Докладчиком выступал Д. Реут, содокладчиком – с домашним анализом ситуации на Форуме – С. Чекин»), я самоопределюсь к необходимости реагирования на заказ.

Чего собственно просят от меня, каких действий, деятельностных и мыслительных, как я это понял, я уже показал. Это можно сделать. Тем более, что существует видеозапись выступления. Реконструктивно-имитационный жанр важен для мыслителя и поэтому я его не только освоил, но и полюбил, как мог, конечно, не забывая при этом об изначально-первоначальном признании в любви самой конструкторской, теоретической работе мыслителя (пусть даже в виде полета фантазии или воображения на ранних стадиях его психического развития). Я вполне могу откликнуться на данный заказ. Хочу ли? Не очень! А чего я сам хочу? Хочу пояснить то, что не стало очевидным или осталось скрытым. Это есть, я его вижу, считаю важным, а с другими не поделился. Дело в том, что мое самоопределение не в том, чтобы согласиться сделать то, чего я хочу, а в том, чтобы принять решение сделать то, что я хочу, потому, что я этого должен хотеть и именно поэтому хочу.

Это важно для ОДН-овцев, как одного из представителей немногих квантов светлого луча в том памятном событии середины рабочего декабря.

Прежде всего, спасибо за групповую работу и ее результат. Мы сделали все по правилам игровиков, нацеленных на развитие участников и по правилам консультантов, способных на порождение максимально возможной для нас на данном этапе нашего развития неслучайной подсказки. Хотя, конечно, не обошлось без ошибок управления коллективным мышлением (модератор, я и Евгения Ильинична – все мы были не на той самой из всех самых возможных высот мастерства ведения мысли коллектива к сути дела) и без неправильностей самоуправления участников группового обсуждения. К этому я еще вернусь. Собственно содержание результата, форма процесса, приведшего к нему и процесс его оформления, а также и предъявления – это то первое, что следовало бы приоткрыть из скрытого, по моей версии.

Второе – это история зарождения идеи МК и итоги ее реализации.

Если удастся дать Вам материалы, связанные именно с тем содержанием или само то содержание, с которым выступал я, то сделать это я смогу только завтра.

Начнем со второго.

12-13 декабря в ГАИНе (Государственной Академии инноваций) при участии ряда известных консультантов и их, как уже оформившихся, так и еще «неформальных», объединений состоялся, подготовленный усилиями Марачи Вячеслава и Нелидовской Ирины, Форум «МетаКонсалтинг: Организационное развитие и практика партнерства».

Сама идея МК зарождалась и зародилась еще в 2008 году, до начала мирового, так называемого – «финансового», кризиса, в период потенциального становления расцвета бытия сообщества консультантов «Оптимальные Инвестиции» («СОИ»), по инициативе Ермошкина А.И., устремленного на технологизацию оказания методологических услуг и лидера Московского методолого-педагогического Кружка (ММПК) – Анисимова О.С., подхватившего его устремление. Это происходило в то нелегкое, но очень насыщенное методологической сутью дела время, когда группа консультантов (Верхоглазенко, Соловьев и Чекин), каждый по своему прошедших непростой путь углубленной (особенно в последние 8 лет истории кружка) мыслительной подготовки в методологической школе Анисимова Олега Сергеевича, ориентированной на жесткую понятийную техничность, базирующуюся на предельных метафизических основаниях, вошла в состав СОИ как методологическая группа. В мае 2008 года в СОИ была создана М-группа.

Лидер «СОИ» и основной костяк руководства, уже в тот период, благодаря усилиям Буторина В.И., на заре методологического образования обучавшегося азам неслучайной организации рефлексии любой интеллектуальной практики у Анисимова, а затем и самостоятельно двигавшегося в практике методологического консультирования, но не погрузившегося в самые сложные техники мыслительной работы, предложенные в последние годы, предварительно уже ориентировались в инструментальных средствах школы ММПК, испытав их действенную силу на практике оказания консультационных услуг.

Именно в тот период МК предполагался как объединение специалистов в области организации рефлексии, способное к переводу на доступный для практического приложения разработок Методологической Фабрики (МФ) язык.

Спустя определенное время, после того, как прагматическая ориентация победила внутри СОИ, М-группа потеряла сторонников ее понятийной чистоты, адептов использования метафизических средств анализа (знаменитой «семерки» и «метафизического ромба») мы и встретились с теми, кто остался в М-группе или пополнил ее ряды.

Как пишет Дмитрий Реут: «Целью организаторов было формирование профессионального сообщества консультантов в форме саморегулируемой организации «МетаКонсалтинг». Это сообщество должно было выступить ТОЧКОЙ ВХОДА консультантов, использующих игровые технологии, в большие государственные программы и партийные проекты «Единой России». Один из таких проектов – «Национальная инновационная система» – был представлен его координатором депутатом Государственной Думы ФС РФ В.В. Зубаревым. Замысел базируется на предположении, что интерес к участию в подобных крупномасштабных проектах станет основанием для партнерства и самоорганизации сообщества консультантов-игропрактиков. Предыдущие попытки организации площадок взаимодействия социально-экономической системы и ее политической надстройки с интеллектуалами-практиками, осуществлявшиеся другими командами в предыдущие годы, можно пересчитать по пальцам одной руки. Они были достаточно скоротечны, и их результаты для институционализации методологии следует обсуждать отдельно».

Мы внимательно выслушали всех представителей МК, инициировавших эту встречу, особое внимание уделив докладам команды МК, которая сосредоточилась в ГАИН-е, также внимательно отнеслись к заказчику, и к посреднику. Вывод наш прост. Такого резкого падения требовательности к собственной культуре мышления от консультантов мы не ожидали ни при каких условиях давления никакого по качеству и по масштабности кризиса.

Чего не заметили участники, на которых возлагались обязанности. Они не заметили, что самый важный вопрос, предопределяющий возможность существующему сообществу разрозненных консультантов выступить точкой входа в госпрограммы или в востребованные властью стратегические разработки, состоял в демонстрации готовности выходить от видимости системного анализа, т.е. от структурного, сначала к системному, а потом и к метасистемному анализу, позволяющему давать подсказки, требующие развития внутреннего мира самих получающих подсказки. Именно сюда и акцентировалось внимание участников Анисимовым О.С. Именно этого не заметил Ермошкин А.И.

Есть здоровые силы, но их очень немного, а заказчик так и не понял, что знаниевые накопления пусть даже самых важных, модных или сложных содержаний – путь в прошлые победы, ведущие вниз.

Идея извращена, вернее выхолощена. Объединяться стоит тем, кто увидел в себе, отраженном в других и в других, обнаруженных в себе, искренний интерес мыслящего инновационного начала и вокруг того, что греет развитие глубины понимания сути бытия (универсума, цивилизации, духа и природы, страны, общества и государства) для оказания консультационных услуг стратегического толка субъектам госуправления. Тут еще множество открытий готовит нам грядущий век.

Итого: чтобы что-то в ситуации понять, нужно иметь «понималку», прибор. А он, как показало декабрьское «событие» не только все еще не налажен, но даже не обнаружен, как разлаженный. Нет у консультантов понимания того, что мир способностей познавать неслучайно, чтобы подсказывать в соответствии с устройством процесса, формы и механизма подсказывания, подсказывателя и того, кому подсказывают, нужно видеть раньше, чем отчитываться продуктами, содержаниями его мыслительного поисково-гипотетического варианта истинного труда.

А ведь уже давно написаны «Критика критического разума» Кантом, «Ясное как солнышко сообщение… » Фихте, «Феноменология Духа» Гегеля.

По первому вопросу я бы хотел сказать следующее. Содоклада не должно было быть. Я взялся оформить то, что делала группа в помощь тому, кто взялся бы за выступление. Причем это было не рефлексивное оформление, а попытка подбросить те вопросы, ответы на которые выводили бы к новому качеству понимания содержаний, наработанных в группе. Поэтому жанр моего выступления ни рефлексивный, ни «содокладный», как дополнительное или альтернативное содержание ответа на тот же самый групповой вопрос.

Конечно, тот факт, что мы не согласовались в группе по тому, что говорил докладчик первый, или второй, не мог нам, докладчикам, мешать говорить о том, что мы считали важным, это же не игра, не модуль роста мыслительных, чувственно-эстетических или волевых или на более низком уровне самокоррекционных способностей, способностей позволяющих уходить от многозначности в арбитраже версий того зачем, кому, как подсказывать где же выход из того положения дел, которое еще даже и не понято.

Поэтому из того, что я считаю важным содержанием или способом, ожившим или пожившим в группе, отмечу

  • одинаковое отношение участников к необходимости искать возможные точки объединения усилий, сплочения вокруг согласованного образа понимания происходящего сегодня в госуправлении, базирующееся на близких ценностных основаниях (хотя все же скорее нравственных, моральных идеалах и ценностях, чем на духовных);
  • недопущение наблюдательного участия в групповом решении значимых вопросов поискового мыслительного пространства исходя не из угроз существования группы, а только заботясь о возможностях роста стремящегося к неучастию;
  • сам факт попытки использования игрового моделирования здесь и теперь, а не там и потом, да еще и удачный по содержанию работы;
  • мощное стремление участников группы ОДН отвечая на вопрос, поставленный перед группой, видеть встроенность своего абстрактного акцента в общее теоретическое поле, дающее набор вопросов, как известное, т.е. зафиксированное неизвестное для всех других групп;
  • бесспорным осталось представление о ведущей роли мировоззрения в построении версий ответов на любые вопросы стратегического толка (если страна, то государство и общество, развитие, стратегия) спорным и мало замеченным, или даже вообще незамеченным осталось то, что если учесть достижения немецкой и мировой классики философии, то картинка мономира, выстроенная с помощью Абсолютного, псевдогенетического метода выведения или Логики ВАК, не оставляет шансов серьезно воспринимать вопрос, на который мы так усердно стремились отвечать.

Ответ на вопрос, поставленный пред нашей группой «Как МетаКонсалтинг может помочь в переходе страны на инновационный путь развития и какого заказа он ждет от государства?», можно дать простой ответ: страна, которая не имеет формы, позволяющей ей быть организованностью, может думать поначалу, только о том, как ей организованно пройти путь становления, не нарушая циклику бытия любого нечто, в том числе и страны, вписанной в цивилизационное бытие, состоящую в становлении, функционировании, развитии и увядании на прежнем этапе реализации своей предназначенности, переходя в новый цикл бытия. Непонимание того, чем развитие отличается от изменения, инноватики может дать картинку необходимости искать ответ на вопрос о том, как еще более совершенно, чем это не делается сегодня, начать выводить на новый более сложный уровень качества то, что еще не стало функционировать.

Еще раз спасибо за совместные мыслительные бдения. Приятно то, что переход от цивилизация потребительского типа, где самодвижение народа, необеспеченного даже нормальным процессом социализации, не говоря уже об окультуривании или одухотворении, к управленческой цивилизации стучится в дверь, и в головы тех, кто созерцает, но еще не видит полушариями, по сути еще не осознал неизбежность такого движения универсума. Но мы обречены на успех! Удачи.